Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 24.01.2019, 16:39

Главная » Статьи » Статьи Юлиана Толстова

Благодарная им Россия

Самый первый скульптурный памятник в нашей столице - это памятник Минину и Пожарскому, что высится на Красной площади. Установлен он здесь не случайно: именно сюда с боями пришло в 1612 году народное ополчение, возглавляемое Кузьмой Мининым и Дмитрием Пожарским, освободившее Москву «от всеконечного разорения» длительной, жестокой польско-литовской интервенцией, спасая этим независимость Русского государства.

Сегодня памятнику, этому московскому «первенцу», автором которого был русский скульптор Иван Мартос (1754-1835), исполняется 185 лет. Мысль о его создании возникла в российском обществе еще в начале XIX века. В 1808 году министру внутренних дел князю А.С. Куракину было представлено решение нижегородского «дворянства и граждан своей губернии» соорудить на родине Минина - в Нижнем Новгороде памятник. Это «похвальное намерение» нижегородцев получило правительственное одобрение, и Императорская Академия художеств по этому поводу организовала конкурс памятников, в котором участвовали крупнейшие скульпторы: Щедрин и Прокофьев, Демут и Пименов, академик Михайлов. Вскоре стало известно мнение Александра I, о котором князь А.С. Куракин известил Академию художеств: «Из представленных художниками прожектов и моделей монумента в честь Минина и Пожарского, который должен быть воздвигнут в Нижнем Новгороде, е.и.в. соизволил избрать для произведения в действо прожект, сделанный ... Мартосом, яко достойнейший....»

С 1 января 1809 г. во всех губерниях России началась подписка «на сооружение памятника гражданину Минину и князю Пожарскому в Нижнем Новгороде, по программе адъюнкт-ректора Академии художеств статского советника Мартоса, с препровождением выгравированного рисунка».

К началу 1811 г. было собрано по стране 136 тыс. рублей. Мартос сообщает, что «по количеству собранной суммы можно бы уже начать работу», и вносит при этом предложение поставить памятник в Москве. В феврале того же года Комитет министров, рассмотрев предложение Мартоса, принимает решение, что «действительно приличнее поставить означенный монумент в Москве, которая была предметом великих дел князя Пожарского и Минина, а в Нижнем Новгороде соорудить обелиск или пьедестал с описанием на медных досках дел сих знаменитых мужей ... » Получив указание верхов, Мартос упорно ищет место для памятника в Москве и ... останавливается на площадке у Тверских ворот (ныне площадь у Белорусского вокзала), о чем и уведомил Петербург.

Работу над памятником скульптор не прекращал и во время Отечественной войны 1812 г. Как известно, пожар 1812 г. уничтожил большую часть Белокаменной, после войны в городе возводят новые здания, меняется облик площадей и улиц.

По проекту Осипа Бове в 1813 - 1816 гг. создается новый, парадный ансамбль Красной площади. Она расширяется, снесены земляные укрепления возле Кремлевской стены, засыпали ров, фасад старого здания Гостиного двора (ныне ГУМ на этом месте) украсил массивный десятиколонный портик.

В 1814 г. Мартос вновь посещает Москву. Побывав на Красной площади, он убедился, что лучшего места просто нет, но московский главнокомандующий предложил площадку у Страстного монастыря (сейчас там стоит памятник Пушкину).

Прошло около трех лет, пока окончательно было принято решение - только Красная площадь! А тем временем Мартос усиленно работает над моделью для отливки монумента и двух барельефов. Для перевода модели в металл был приглашен известный литейный мастер Василий Екимов. С ним заключили контракт «о вылитии из бронзы монумента гражданина Минина и князя Пожарского». Известный этот мастер обязался группу, состоящую «из двух колоссальных фигур, круглого щита и шишака и к пьедесталу двух барельефов, отлить сначала из воска, сделать форму, в которую будет наливаться медь, отлить монумент и затем вычеканить и вырефлевать со всею чистотой и наилучшим образом, не оставляя ничего недоделанного». Всю эту работу он обязался закончить за год из-за ее сложности.

И действительно, к отливке в литейной мастерской Академии приступили лишь в августе 1816 г. Было заготовлено 1100 пудов меди, плавка длилась десять часов, сам же раскаленный металл залили всего за каких-то десять минут.

В архивных документах имеется рапорт Мартоса: «Монумент гражданина Минина и князя Пожарского литейным мастером Екимовым отлит во всех частях благополучно... Обе фигуры отлиты одним  разом... Фигуры отлились весьма чисто и удачно; можно сказать, что отлитие столь колоссального монумента за одним разом есть первый опыт в Европе!» Мартос  писал очень скромно -такой единой отливки тогда никто не отваживался сделать, всегда лили по частям.

Теперь скульптор получил возможность с помощниками приступить к окончательной отделке бронзовых частей памятника. Для пьедестала он добился разрешения на финский гранит, что привезли из Выборгской губернии.

Одновременно решался вопрос о надписи на постаменте. Император утвердил следующий текст: «Гражданину Минину и князю Пожарскому благодарная Россия лета 1818».

На памятнике при внимательном осмотре можно увидеть еще две надписи - своеобразные автографы создателей. На задней грани плиты: «Сочинил и изваял Иоанн Петрович Мартос родом из Ични. (городок Ичня у Чернигова), а на боковой: «Из металла произвел Василий Петрович Екимов». Заключительный этап работы над памятником включал в себя окончательную отделку скульптурной композиции и постамента, перевозку их из Петербурга в Москву, установку на Красной площади и, наконец, открытие.

Весной 1817 г. памятник и пьедестал отправили водным путем через Мариинскую систему, потом Волгой до Нижнего, затем до Коломны по Оке и по Москва-реке до места выгрузки. Для присмотра и надзора над караваном судов был назначен специальный судоходный полицмейстер, который и сопровождал груз до Москвы. Почти полгода плыла эта бесценная поклажа по российским рекам, и в сентябре суда пристали к Краснохолмскому мосту у Таганки.

Мартос переехал в Москву и поселился на Варварке, рядом с Красной площадью, что позволяло ему по несколько раз в день бывать у места работ, где рыли котлован, вбивали сваи, делали «новый бут».

Место для памятника выбрали против Сенатской башни Кремля, не на самой середине площади, а ближе к лавкам, с тем «чтоб осталась площадь чистая». Выгрузка из речных судов прибывших частей монумента продолжалась два месяца: крутой берег и отсутствие хороших механизмов не позволяли ускорить монтаж. На месте сооружения памятника возвели просторные мастерские, что укрыли все сооружение, где и заканчивали установку, чеканку и очистку фигур. Затем мастерские разобрали, но поставили «нарочно приготовленные ширмы, кои в минуту открытия по сигналу упадут и, таким образом, зрители вдруг увидят весь монумент».

Открытие памятника было назначено на 18 февраля 1818 г. (3 марта по н. ст.). А пока стали украшать хвойными гирляндами, национальными флагами и лампионами окружающие постройки - на открытие ждали самого императора.

Открытию памятника придали значение национального торжества. 18 февраля 1818 г. все находящиеся в Москве гвардейские части были введены к девяти часам утра на Красную площадь и расположились колоннами: кавалерия по правую руку, а пехота и артиллерия по левую. К одиннадцати часам прибыл и сам император Александр I, вскоре из Спасских ворот в парадной, пышной карете прибыли императрицы Мария Федоровна и Елисавета Алексеевна. В это время деревянный чехол, закрывавший памятник, быстро разобрали - и монумент предстал во всем великолепии. А в это время Александр провожал шагом карету вдоль всего фронта, после этого объезда под музыку мимо памятника прошли войска. Парадом командовал и отдавал честь великим россиянам в бронзе император Александр I.

На торжество прибыли тысячи горожан: все лавки и крыши Гостиного двора, а также места, устроенные для дворянства около Кремлевской стены, башни и стены седого Кремля были усеяны народом. Ликование было всеобщим. Вечером в Благородном собрании  в пользу инвалидов Отечественной войны 1812 г. была исполнена оратория композитора С.А. Дегтярева «Минин и Пожарский, или Освобождение Москвы».

Мартос придал скульптуре своего памятника классические античные черты героев, что было характерно для той эпохи. Газета «Московские ведомости» в дни открытия писала, что «фигуры изображены в то мгновение, когда Козьма Минин приходит с зовом на брань к страждущему от ран, среди бранных своих доспехов, князю Пожарскому ... » Величественный призывающий жест Минина, рука, передающая Пожарскому меч; благородный воинственный образ князя, опираюшегося на щит и «восседающего на одре», - вся эта присущая классицизму монументальность форм подчеркивает идею патриотизма и доблести славных сынов России.

Барельефы памятника изображают сцены сбора средств для ополчения и один из эпизодов доблестного похода 1612 г. Кстати, на лицевом барельефе изображен сам Мартос с двумя своими сыновьям  среди народа. Вокруг открытого памятника долгие дни толпился народ, приезжие и москвичи, дивились невиданным одеждам, оружию, рассматривали фигурки барельефов, -делились мнением об увиденном. Насколько велики фигуры монумента, можно судить по следующим цифрам: высота их составила 6,5 аршина, что было больше на аршин (71 см), чем знаменитый памятник Петру I в Санкт-Петербурге работы Фальконе - так называемый «Медный всадник». Этот лишний аршин долгое время был предметом гордости москвичей.

Массивный гранитный пьедестал потянул на девять аршин в высоту, общая стоимость всех работ превысила 150 тыс. полновесных рублей. Самое важное, что современники сошлись в едином мнении: памятник удался, эта прекрасная монументальная композиция по праву стала украшением Москвы, напоминанием о героическом эпизоде нашей истории, которым гордятся поколения.

В воздаяние за труды, понесенные при успешном сооружении монумента, его автор И.П. Мартос был пожалован в действительные статские советники и ему была «назначена пенсия в 4000 руб. в год, распространяясь по смерти и на жену его», а литейный мастер Екимов получил орден Анны II ст. и двадцать тысяч в придачу. Такова вкратце история появления в Москве этого памятника. Имя Мартоса стало известно всей России, заказы поступали один за другим. Из многих его произведений следует назвать: бронзовую скульптуру Екатерины II для зала Благородного собрания в Москве, памятник Александру I в Таганроге, фельдмаршалу Г.А. Потемкину, М.В. Ломоносову в Архангельске и герцогу Ришелье в Одессе.

Прошли годы, изменилась со временем архитектурная среда памятника Минину и Пожарскому, а затем и его местонахождение. В связи со строительством мавзолея Ленина и реконструкцией Красной площади сей монумент перенесли к собору Василия Блаженного. На заседании президиума Моссовета 3 августа 1931 г. было принято решение: «Ассигновать в распоряжение Управления коменданта Кремля на расходы по переносу памятника Минину и Пожарскому на Красной площади 30 000 рублей ... » И уже в самом начале сентября 1931 г. памятник стоял на новом месте, где находится и поныне.

При переносе памятника обнаружился тайный лаз, о котором просто не знали все годы. Для того, чтобы попасть внутрь металлической скульптуры для надзора и ремонта, следовало сдвинуть огромный, позеленевший от патины шлем, и можно было спуститься внутрь гулкого пространства. Этот ход оказался весьма кстати при производстве в 1983 г. реставрационных работ на памятнике.

И сегодня при виде замечательного творения великого скульптора, воспевшего героев, вставших на защиту земли русской, невольно приходят на память строки Александра Одоевского: « .. Москва хранит их памятник в веках, как вечное потомства вдохновенье!»

Юлиан Толстов

Категория: Статьи Юлиана Толстова | Добавил: Tolstov (21.03.2014)
Просмотров: 985 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2019