Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 11.12.2018, 01:11

Главная » Статьи » Статьи Юлиана Толстова

Главный инженер России

150 лет назад, 16 (28) августа 1853 года, родился выдающийся русский инженер, создатель башни на Шаболовке Владимир Григорьевич Шухов.

Если когда-нибудь в Москве начнут возводить памятники не только писателям и маршалам, но и инженерам, строителям, то первый из них, наверное, следовало бы установить Владимиру Григорьевичу Шухову,

Талант этого «первого инженера Российской империи» был необыкновенно многогранен. Творческое наследие Шухова до сих пор изучают во всем мире,

Его идеи и проекты в большинстве своем не имели аналогов ни в отечественной, ни в зарубежной практике, намного опережая время. Изобретения Шухова без упоминания имени автора нередко присваивались закордонными «новаторами». Известен хрестоматийный пример, когда в 1922 г, в Москву прибыла группа инженеров из Америки. Заокеанских гостей привело сюда щекотливое дело: предстояло решить крупный патентный спор. Пошли слухи, что запатентованный в США крекинг-процесс Кларка на самом деле - давнее изобретение русского инженера В.Г. Шухова.

Владимир Григорьевич любезно показал американцам привилегию на крекинг-процесс, выданную ему ... еще в 1891 г. департаментом торговли и мануфактур в Петербурге. Зарубежные специалисты вынуждены были признать приоритет России. Потерпев конфуз в этом вопросе, они решили сквитать счет, обвинив Шухова в заимствовании у них другой идеи. Американские мощные дредноуты имели высокие сетчатые наблюдательные вышки, конструкцию которых русский инженер якобы использовал при строительстве радио-башни на Шаболовке. Прекрасно говоривший по-английски, Шухов принес старый американский журнал «Инженер» и прочитал гостям корреспонденцию о построенных им сетчатых башнях на Нижегородской выставке 1896 года. Гости вынуждены были принести извинения.

Инженер Шухов вошел в историю техники солидными разработками в теплотехнике и нефтяном деле. Он стал создателем висячих тонкостенных мембран-перекрытий, открывших новую эру в развитии строительного искусства. В его активе первые русские газгольдеры, первые (до 170 м длиной) нефтеналивные баржи и резервуары для минерального топлива, масел, кислот, спирта, в неизменном виде существующие уже более ста лет. Им был составлен и реализован проект самого по тем временам длинного в мире (843 км) нефтепровода Баку-Батуми. Таким образом были заложены основы трубопроводного транспорта в России. С его именем связано создание высокоэффективных горизонтальных и вертикальных паровых насосов, мощных форсунок и т.д. Значителен вклад Шухова в отечественное мостостроение. Еще в конце XIX в. он разработал ряд интересных проектов мостов и путепроводов. Особенно весомо было его участие в проектировании уникальных мостов через Волгу и Енисей. Они отличались экономичностью, простотой конструкций, малой трудоемкостью, изяществом.

За свою долгую творческую жизнь Впадимир Григорьевич спроектировал, построил и реконструировал около 500 объектов, многие из которых служат и по сей день. Подобной цифрой в трудовом активе, пожалуй, могут гордиться немногие.

Очень весом вклад Шухова и в московское строительство. Именно он перекрыл изящными и легкими, прозрачными конструкциями пассажи Верхних и Средних торговых рядов на Красной площади, магазин «Мюр и Мерилиз» (ЦУМ) на Петровке, Фирсановский пассаж на той же Петровке, Музей изобразительных искусств на Волхонке, Главный почтамт на Мясницкой, новое здание университета на Моховой, Московский Художественный театр в Камергерском переулке, типографию Сытина (1-я Образцовая) на Пятницкой, Киевский и Казанский вокзалы, Аудиторский корпус Высших женских курсов на Малой Пироговской, Городской конно-железный парк (Миусский трамвайный парк) на Лесной улице, Бахметьевский гараж на улице Образцова, купол ресторана «Метрополь» и т.д., и т.д.

Много труда вложил Шухов в московский водопровод. На знаменитых Крестовских башнях, которые, к сожалению, не сохранились, рассчитал и установил громадные водоемные баки, каждый - на 150 тыс. ведер!

Во все это, незаурядный инженер, по словам его учителя Николая Егоровича Жуковского, «вносил тонкое научное исследование и оригинальность мысли». Специалистов многих стран до сих пор поражает смелость решений, необычность подхода, рождавшие истинные шедевры инженерного мастерства.

Выпускник Императорского московского инженерного училища (ныне МГТУ имени Баумана) Шухов был командирован в Соединенные Штаты и после возвращения поселился в Северной столице. Всю свою творческую жизнь он твердо придерживался правила: инженер - это прежде всего созидатель. При этом круг его интересов был поистине огромен: он серьезно увлекался астрономией, хорошо разбирался в физике, химии, биологии и геологии. Владимир Григорьевич не раз подчеркивал: «Не мыслю инженера вне культуры. Не приобщившись к Пушкину, Толстому, Чайковскому, нельзя достичь ничего». Он умел самозабвенно работать и не менее активно отдыхать: играл в шахматы, любил спорт, увлекался фотографией, обожал музыку, занимался для души токарным и столярным делом.

Высокая внутренняя культура, обязательность, уважение к человеку - черты характера, которые отмечали все, знавшие Шухова. Работавшие с ним люди не помнят случая, чтобы в разговоре он повысил голос. Умение владеть собой, неизменная вежливость по отношению к собеседнику, независимо от звания и должности, были стилем его поведения.

Особенно ярко инженерная индивидуальность Шухова проявилась на посту технического директора и главного инженера фирмы с тусклым названием - «Строительная контора Бари». Один из сослуживцев вспоминал: «Каждый день, час, каждая минута были полны счастья, интереса открытий. Этот мыслитель всем щедро дарил, щедро сыпал, как из рога изобилия, все новое и новое, одно интересней и гениальней другого». Причем, как правило, все расчеты он выполнял только сам.

В годы Первой мировой войны весь свой инженерный талант Шухов посвятил обороне Отечества. Он разработал удачную конструкцию лафетов тяжелых артиллерийских систем, предложил более сорока типов морских мин, изобрел особые боны для швартовки подводных лодок.

После Октября Владимир Григорьевич, несмотря на щедрые посулы, остался на Родине. Он восстанавливал мосты и вокзалы, строил и реконструировал, работал как никогда увлеченно. Венцом его творческой деятельности стала гигантская башня на Шаболовке. Сегодня это не очень чистый пятачок у метро «Шаболовская»: киоски, мороженое, напитки, торговля овощами и фруктами, обилие стендов с журналами ... А в те годы это место возле просторной Конной площади было малозаселенной окраиной.

История появления в Москве башни такова. 30 июля 1919 г. вышло постановление Совета рабоче-крестьянской обороны, подписанное В.И. Лениным, где наркомату почт и телеграфов поручалось для обеспечения надежной и постоянной связи центра страны с западными государствами и окраинами республики «установить ... в чрезвычайно срочном порядке в г. Москве радиостанцию». В.Г. Шухов еще в феврале 1919 г. предложил проект и даже сделал расчет многоярусной гиперболоидной радиобашни высотой в З50 м.

Доклад Шухова был заслушан специалистами наркомата почт и телеграфов. Но, учитывая острую нехватку металла в стране, было решено установить радиобашню высотой 150 м. Вскоре выяснилось, что хотя на эту урезанную башню требовалось всего 240 тонн металла, в Москве найти его не смогли. Потребовалось вмешательство В.И. Ленина, который разрешил использовать металл из запасов военного ведомства, но все равно вопрос вынесли на заседание Совнаркома, где его и утвердили.

Первый металл получили со складов в г. Вязьме. Благодаря инициативе В.Г. Шухова к монтажной площадке провели узкоколейку в 1250 м от завода Бромлей («Красный пролетарий»), а там уже была железнодорожная ветка до станции Канатчиково Окружной дороги. Теперь все грузы подавались на Шаболовскую площадку без перевалки на гужевой транспорт. Эта немудрящая ветка в итоге сэкономила массу времени.

Все работавшие на строительстве считались мобилизованными и не подлежали призыву, всем выдавался красноармейский паек. Комиссар строительства Ф. Коваль вспоминал: «Работа на Шаболовке велась спешно. Более ста рабочих с восходом солнца и до темноты вдохновенно трудились над созданием башни. 20 верхолазов на люльках работали, в течение дня не спускаясь на землю». В лютую зиму 1921 г. одежда верхолазов покрывалась коркой льда. Башня монтировалась телескопическим методом, крупными блоками. Внутри каждой нижней секции, выполненной из упругой стали, собирались последующие и уже стянутыми выдвигались еще выше, через верхнее кольцо. Впервые сооружение столь сложной высотной конструкции обходилось без строительных лесов.

Много лет Шуховская башня была наиболее высоким сооружением в стране (высота колокольни Ивана Великого - 80 м, Исаакиевского собора в Петербурге - 120 м, а здесь - 150 м!). Несмотря на то, что при взгляде на башню кажется, что она вся выполнена из изогнутых элементов, в ней нет ни одной криволинейной части.

Башня, несмотря на кажущуюся легкость, ажурность, стоит очень прочно. Перед войной шуховское детище прошло нелегкое испытание: за трос, связывающий ее с соседней мачтой, с лету зацепился почтовый самолет. Машина рухнула на землю, а башня устояла.

Башня строилась два года. 19 марта 1922 г. она была сдана в эксплуатацию. Радиостанция на Шаболовке стала одной из самых мощных в Европе. Более того, ее мощность была больше мощности радиостанций Парижа, Берлина и Нью-Йорка, вместе взятых!

Новой радиостанции было присвое но имя Моссовета. Первая передача состоялась в сентябре того же 1922 г. Передавался концерт русской музыки, в котором принимали участие известные вокалисты Надежда Обухова и Борис Евлахов. Зарубежные газеты сообщили, что концерт этот хорошо был слышан в странах Западной Европы!

Именно в эти дни на площадях Москвы стали устанавливать громоздкие, неуклюжие громкоговорители, которые вещали во всю мощь все светлое время суток. Один из первых рупоров был установлен на балконе Моссовета, но затем, учтя жалобы тех, кто работал в штабе города, его куда-то перенесли .

Все последующие годы почетный академик и Герой Труда (звание присвоено в 1932 г.), заслуженный деятель науки и техники В.Г. Шухов, несмотря на преклонный возраст, работал все так же настойчиво и продуктивно. Его участие в работе треста «Стальмост» и затем знаменитого «ЦНИИ проектстальконструкция» принесло много нового, неординарного в решение сложных технических проблем. С именем Шухова связано и строительство первой в мире ветряной электростанции мощностью 100 кВт (Крым, 1937 г.), и многочисленных «циклопических» (высота 128 м!) опор ЛЭП, перекинутых через Оку от Дзержинской ТЭЦ, и более скромных перекрытий зала заседаний президиума АН СССР.

Владимир Григорьевич Шухов во многом предвосхитил конструктивные решения, которые получили дальнейшее развитие только в середине ХХ века. Это был редкий тип человека, сочетавшего знания инженера-конструктора с художественным мышлением зодчего. С этим утверждением согласится, наверное, каждый москвич. Умер В.Г. Шухов в 1939 г., похоронен он на Новодевичьем кладбище. Этот человек сам воздвиг себе великий памятник, нам остается лишь не позабыть его.

Юлиан Толстов

 

Категория: Статьи Юлиана Толстова | Добавил: Tolstov (14.03.2014)
Просмотров: 713 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2018