Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 21.08.2018, 13:09

Главная » Статьи » Статьи Юлиана Толстова

Имя, которым гордится Россия

Хорошо ли мы знаем историю русского предпринимательства? Для ответа на этот вопрос достаточно вспомнить имена крупных российских промышленников. Первым на ум приходит почему-то Савва Морозов – наверное, благодаря учебнику истории и драматичной «морозовской стачке»

Между тем колоритнейшие фигуры, двигавшие экономику страны, чаще всего остаются достоянием архивов. Так затерялась на полках хранилищ и такая фамилия, как Чижов Федор Васильевич. О нем известна, да и то далеко не всем, лишь раздраженная фраза министра внутренних дел Петра Валуева: «Квасные патриоты, играющие на балалайке русско-народных фраз, как Чижов».

Отчего высокий государственный чиновник столь пренебрежительно отозвался об этом человеке, который, энергично выступая в свое время инициатором построения железных дорог исключительно силами русских купцов, и денег достал, и экономически обосновал прибыльность для России подобного предприятия?

Федор Васильевич Чижов родился в 1811 г. в Костроме, в небогатой семье. В 1832 г. окончил математическое отделение университета в Петербурге и был оставлен там преподавателем. Через пять лет он получил звание адъюнкта кафедры математических наук и степень магистра философии. Из университета он вышел известным профессором математики. Чижов рано почувствовал влечение к исследовательской и литературной деятельности. В 1838 г. он издал написанную на основе трудов английских ученых книгу «Паровые машины - история, описание и приложение их со множеством чертежей». Буквально через год, в 1839 г., вышел его перевод сочинений Генри Галлама «История европейской литературы XV - XVII столетий». И это не все: по газетам и журналам, различным сборникам было разбросано немало написанных им исследований, научных обзоров и публицистики.

Достигнув к двадцати девяти годам определенного положения в обществе, Федор Чижов уезжает в Италию изучать средневековое искусство, эпоху Возрождения. В сороковые годы на Аппенинах сложилось целое сообщество известных русских художников и писателей, и Чижов довольно скоро становится там своим человеком. Он приходит к выводу, что в русской живописи должна сложиться своя, национальная школа, только в этом случае, уверен ученый, Россия сможет избежать судьбы духовной провинции Европы. Общение с русскими художниками только укрепляет его в этой мысли.

В Риме он некоторое время живет в одном доме и с Н. Гоголем, и Н. Языковым. Именно Гоголь познакомил Чижова с талантливым художником Александром Ивановым. Громадная заслуга Чижова в том, что Иванов смог завершить свою титаническую работу «Явление Христа народу». Не обладая значительным капиталом, Федор Васильевич смог убедить В. Жуковского походатайствовать перед цесаревичем о помощи Иванову. Чижов много общается и со славянофилами - Иваном Аксаковым, Юрием Самариным. Разделяя их идеи, он хочет своими глазами увидеть жизнь зарубежных славян, почувствовать их отношение к России. Возвращаясь домой, Чижов едет через Балканы - Истрию, Далмацию, Черногорию. Его идеи о перспективе объединения славян в единое государство - федерацию с конституционным строем - стали предметом беспокойства Австрийской империи. По доносу австрийцев в мае 1847 г. Федор Чижов был заключен в Петропавловскую крепость. На протоколе его допроса император Николай I оставил личную резолюцию: «Чувства хороши, но выражены слишком живо и горячо». Не имея возражений против объединения славян вокруг России, царь не желал портить отношений с Австрией.

Местом ссылки Чижов выбрал Киевскую губернию, где пробыл целых 8 лет. Здесь он арендовал в долг брошенную плантацию тутовых деревьев. Досконально изучив дело выведения тутового шелкопряда, за пять лет Федор Васильевич не только превратил плантацию в образцовую, но и стал признанным авторитетом в этой области: даже написал о шелководстве книгу, изданную в России и за рубежом. Только в 1856 г., уже в царствование Александра II, Чижов перебрался в Москву. Размышления в крепости, ссылке, предпринимательская деятельность, общение с разного рода деловыми людьми привели его к глубокому убеждению, что русская культура, да и вся русская цивилизация станут успешно развиваться, лишь имея крепкую экономическую основу. В своем дневнике, который ныне хранится в рукописном отделе Российской государственной библиотеки, Федор Васильевич формулирует вывод: «Купцы - первая основа нашей жизни». Чижов вскоре основывает первое в России деловое издание - журнал «Вестник промышленности» с газетным к нему приложением «Акционер». К этому делу он привлекает видного экономиста, профессора И. Бакста (1858 г.). Своих средств не хватало, на каждый номер Чижов собирал деньги среди московского купечества. И деньги ему давали, подчиняясь незаурядной силе убеждения.

В 50-е годы прошлого века железные дороги в России строило «Главное общество российских железных дорог», где ведущую роль играли иностранные банкиры, а «правили бал» французские инженеры. Неоднократно выступая на страницах «Вестника промышленности», Чижов боролся с иноземной монополией на русские железные дороги. В одной из своих передовиц он писал: «Мы нуждаемся в действительных капиталах и дельных промышленниках, а не в заезжих проходимцах, действующих с заднего крыльца ... и вместо внесения капиталов поглощающих наши собственные средства». Ученый предпринял немало усилий, стремясь вернуть отечественным предпринимателям права на постройку своих железных дорог.

На практике это было воплощено при прокладке линии до Троице-Сергиевой лавры. «Акционерное общество Московско-Троицкой железной дороги» на русские деньги, силами русских инженеров и рабочих, быстро, добротно и дешево доказало свои возможности: первые поезда пошли в срок, в августе 1862 г. Современники дружно отмечали, что линия была «и по устройству, и по бережливости расходов, и по строгой отчетности управления» просто образцовой.

Лишь убедившись в надежности своих математических прогнозов, Чижов начинал практическое осуществление задуманного. Для иллюстрации сказанного можно вспомнить вышедшую в 1867 году его книгу «Приблизительные соображения о доходности предполагаемой железной дороги от Москвы до Ярославля». Последующая эксплуатация вновь построенной Ярославской дороги во многом подтвердила научные прогнозы профессора Чижова. Знаменательно, что в создаваемых им акционерных обществах он вначале выступал как наемный работник - у него были блестящие идеи, но не было денег, чтобы стать солидным акционером. Например, на Троицкой дороге Чижов был лишь кандидатом в директора дороги и ряд лет так и оставался в этом качестве. Но вскоре его идеи стали приносить ощутимую прибыль.

Блестящий аналитик, Федор Васильевич реализовал многоходовую комбинацию, в результате которой он и другие московские промышленники (Т. Морозов, И. Лямин, В. Рукавишников, А. Мамонтов и С. Мамонтов с братьями) осуществили «русификацию» крупной железной дороги, выкупив у иностранцев Московско-Курскую магистраль. Здесь Чижов наконец-то стал обладателем ценных бумаг на миллионы рублей.

В московском историческом архиве хранится любопытный документ, где министр путей сообщения граф Алексей Бобринский сообщает, что «Государь Император (Александр II - Ред.) Высочайше повелеть соизволил: Правительственную Московско-Курскую железную дорогу передать образованному Надворным Советником Чижовым и другими компанионами Обществу ... с 1-го числа сего августа» (1871 г.).

Дело на Курской дороге Чижов повел твердо, хозяйствовал рачительно, умело привлекал клиентуру скидками и аккуратной доставкой товаров, постоянно вкладывая деньги в развитие структуры магистрали. Другое дело, что после его смерти многие технические нововведения остались незавершенными.

Став весьма состоятельным человеком, Чижов предпринял ряд энергичных шагов и в других сферах предпринимательства. Дабы ослабить зависимость московских промышленников от иноземного капитала, Федор Васильевич организовал и возглавил Московский купеческий банк - самый крупный в Москве и второй по величине в стране. Он и здесь остался верен своему принципу: основу банка составил русский производительный капитал, поскольку главными пайщиками были текстильные фабриканты Москвы и Подмосковья. Тут же «в помощь бедному и слабокредитному торгующему люду» он создает Московское купеческое общество взаимного кредита.

Неугомонный человек, «суровый практик и дальновидный финансист», по словам Ивана Аксакова, Чижов, наладив банковское дело и передав его в надежные руки, не успокаивается и находит новое применение своим силам. Он добивается пересмотра таможенных тарифов для защиты российского товаропроизводителя, радеет о подготовке кадров для отечественной промышленности. Благодаря его усилиям в Москве было открыто одно из лучших железнодорожных училищ имени А.И. Дельвига. Вновь он собирает акционеров для постройки каменноугольной магистрали в Донбассе (проект он осуществляет вместе с Саввой Мамонтовым), серьезно занимается Московской окружной железной дорогой, вкладывает большую сумму в прокладку линии от Ярославля к Костроме, своей родине.

Чижов многое сделал и для освоения русского Севера, начав там в 1873 г. работу по организации товарищества Архангельско-Мурманского пароходства. Дело это сиюминутной выгоды не сулило, ученый прекрасно отдавал себе отчет в его перспективности. Самый крупный пай в организацию - 105 тыс. рублей - был внесен именно им, государство вложило лишь 50 тыс. В результате Федор Васильевич был избран председателем правления. К началу навигации 1876 г. товарищество имело уже три неплохих парохода - «Онега», «Архангельск» и «Кемь». Результатов своего труда Чижов, к сожалению, не увидел, он умер через год, но пароходство развивалось, принеся много полезного северному краю. К столетию со дня рождения Ф.В. Чижова (1911 г.) его друзья, ученики, предприниматели приобрели пароход и назвали его «Федор Чижов» - дело исключительное, поскольку называть судно именем купца 1-й гильдии и профессора, а не коронованной особы, было тогда не принято.

Между тем Федор Васильевич был еще и историком, искусствоведом, сам писал стихи и хорошо рисовал ... В течение нескольких лет он работал в библиотеках Венеции и Ватикана над 4-томной историей Венецианской республики, представлявшейся ему «зародышем новой истории, звеном, соединяющим средневековое человечество с человечеством предреволюционным». Кроме того, Чижов перевез из России в Истрию (полуостров в Югославии) церковную утварь для бедного православного храма, за что чуть не был арестован австрийцами. А еще активно содействовал Савве Мамонтову в строительстве железной дороги на Север, до Вологды. Вместе с А. Кошелевым учредил при Московской Думе Общество водопроводов и газового освещения. Основал при помощи А. Шипова Общество для содействия русской промышленности и торговли, стал крупнейшим банковским деятелем Москвы.

Был Чижов также деятельным членом Славянского благотворительного общества. Профинансировал три первых посмертных издания Н. Гоголя, сам вычитывал корректуру и следил за аккуратностью в выплате гонораров наследникам. Никогда не забывал своих товарищей и уже в старости не поленился съездить в Ирландию к заболевшему другу юности В. Печорину.

Умер Федор Васильевич так же, как и жил, - в трудах, полный новых замыслов. Смерть наступила 14 ноября 1877 г. - «разрыв жилы мгновенно прекратил эту жизнь». По воспоминаниям Ивана Аксакова, «он сидел в креслах мертвый, с выражением какой-то мужественной мысли и бесстрашия на челе ... » Кстати, Илья Репин запечатлел навеки образ этого удивительного человека, написав малоизвестное ныне живописное полотно «Смерть Чижова».

Этот удивительный человек заранее позаботился о том, чтобы и после смерти его капитал продолжал служить Родине, людям. Все деньги - 6 млн. руб. - он завещал Костромской губернии: для устройства пяти профессионально-технических учебных заведений. Они долгое время назывались «чижовскими».

Богатейшую свою библиотеку Чижов просил передать Румянцевскому музею, большая часть томов этой 4-тысячной коллекции ныне является единственными экземплярами в Российской государственной библиотеке. В отделе рукописей библиотеки хранится и сорок тысяч страниц дневника Федора Васильевича, который он вел долгие годы.

Юлиан ТОЛСТОВ

Категория: Статьи Юлиана Толстова | Добавил: Tolstov (14.05.2014)
Просмотров: 522 | Теги: славянофилы, Московско-Курская железная дорога, Н. Гоголь, Федор Чижов | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2018