Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела
Достопримечательности Москвы [41]
История Московских улиц, площадей, памятников
Москва и Москвичи [8]
Метро, трамвай [5]

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 21.08.2018, 13:06

Главная » Статьи » Исторические заметки о Москве » Москва и Москвичи

Середниково-Сандуны-Пассаж

«История предков, - утверждал Николай Карамзин, - всегда любопытна». Что ж, возможно, жизненный путь наших персонажей покажется вам интересным и поучительным.

Мещанский род Фирсановых в Серпухове ничем особенным себя не зарекомендовал, а вот в Москве эта фамилия принадлежала купцу 1-й гильдии, потомственному почетному гражданину, благотворителю, крупнейшему торговцу лесом в России.

Ивана Григорьевича Фирсанова (1817 - 1881) родители привезли в Москву ребенком и отдали в обучение к купцу Щегляеву, торговавшему драгоценными камнями в Гостином дворе на Ильинке. Шустрый подросток был одарен от природы: рослый, умный, любознательный, он быстро освоился с продаваемым товаром и стал разбираться в камнях не хуже хозяина. К 1861 г. он сделался опытным приказчиком и, отказывая себе во многом, сумел скопить небольшие средства.

Напомним, что это был период отмены крепостного права, когда многие помещики лишились части доходов со своих имений. Не умея хозяйствовать и стремясь как можно скорее выручить деньги, они легко расставались с фамильными ценностями. Фирсанов ушел от хозяина и стал самостоятельно объезжать имения, скупая камни по сравнительно низким ценам. В течение нескольких лет молодой человек составил хороший капитал, что дало возможность расширить поле деятельности и заняться покупкой нетронутых лесных имений: сводя леса, пустую землю он продавал крестьянам. Вскоре Фирсанов узнал, что помещик Столыпин тяготится своим подмосковным имением и готов продать его. Речь шла об усадьбе Середниково, в 30 верстах от Москвы по Николаевской железной дороге. В российскую историю усадьба вошла в начале XIX в., когда ее приобрел генерал-майор Д.А. Столыпин, родственник поэта Михаила Лермонтова, который провел здесь ряд счастливых лет. А в 60-е годы того же века в Середниково прошло детство Петра Аркадьевича Столыпина, одного из самых ярких государственных деятелей России.

В 1869 г. эту усадьбу покупает купец Иван Григорьевич Фирсанов. В имении было свыше тысячи десятин земли, в парке стоял обширный дом-дворец, роскошно обставленный мебелью, со старой бронзой, дорогими вазами, прекрасной живописью и гобеленами. Покупка состоялась за 75 тыс. рублей. Позже только за одну «начинку» дворца опытный коммерсант Фирсанов выручил более того, что заплатил за всю покупку. Аристократия ведь никогда «вразнос» антиквариатом не торговала и частенько не представляла истинной его ценности. Купленный лес Иван Григорьевич разбил на отруба и продал московским торговцам дровами, так называемым «дровянникам». Столица в то время вплоть до царских дворцов отапливалась только дровами, и они всегда были в цене.

На 60-80-е годы XlX века приходится период особенно интенсивного строительства железных дорог в России. И Фирсанов, владея лесами, стал поставлять в большом количестве на эти стройки шпалы, стрелочные брусья, строевой лес для служебных зданий, дрова-швырок для топок паровозов. Весьма преуспел во всем этом деле и стал заметной фигурой в промышленных кругах, многих ведомствах. Кстати, он слыл большим знатоком леса, четко определял его «спелость», качество и на какую надобность он мог пригодиться. Имея солидные доходы от лесных операций, Фирсанов начал заниматься скупкой домов на лучших улицах Москвы, домов дорогих, престижных. Женился по любви, выкрав из какого-то института благородных девиц пансионерку Шурочку Николаеву, от этого брака у них была единственная дочь - Вера Ивановна Фирсанова.

По всем статьям И.Г. Фирсанов принадлежал к новому, «переломному» типу московского купечества: не сонный сиделец в лавке, считающий копейку, но умный, смекалистый, упорный делец, что манипулирует уже солидным капиталом. Умер он рано, преисполненный грандиозными проектами.

После смерти отца Вера Ивановна, получившая хорошее образование, знавшая языки, переводившая в оригинале Гете и Байрона и любившая музыку, превратила усадьбу Середниково в культурный центр этого уголка Подмосковья. На Фирсановские четверги собирались не только соседи-дворяне. В гостях у нее не раз бывали скрипач и композитор Юлиус  Конюс, певец Федор Шаляпин и Сергей Рахманинов (рояль из усадьбы, за которым играл великий композитор и пианист, ныне находится в музее Солнечногорска). В прекрасном парке писали свои пейзажи и этюды Валентин  Серов, Константин Юон .

Вера Ивановна немало сил и, главное, средств вкладывала в благоустройство середниковских окрестностей, в помощь жителям деревни. Была отреставрирована старинная церковь Митрополита Московского Алексия, построены каменный мост через реку Горетовку, дорога к Петербургскому шоссе. Во время вспышки холеры на средства Фирсановой близ железнодорожной станции построили  утепленные холерные бараки, привлекли медицинские силы, купили больничное белье и прочее оборудование. Благодаря своевременно принятым мерам эпидемию удалось одолеть. Жители близлежащих селений, спасенные больные вскладчину поставили в храме двухпудовую свечу и заказали молебен «во здравие и долголетство матушки нашей Веры Ивановны». Помогала «матушка» местным жителям не только в лихую годину. Многодетные селяне, инвалиды постоянно получали от нее одежду, продукты питания, иную помощь. В селе Лигачево, близ Середниково, она открыла кустарную мастерскую, изделия которой охотно раскупали дачники, приезжий люд. Вырученные средства шли на нужды общины. В 1893 г. по ходатайству семьи Николаевская железная дорога «открыла» близ усадьбы полустанок, назвав его Фирсановка. Вокруг быстро вырос дачный поселок. За свой счет Фирсановы поставили красивый, с готическими башенками кассовый павильон (он не сохранился) и служебное здание; недалеко от станции была устроена больница, где помимо железнодорожников лечили местное население.

После Октября на месте бывшей усадьбы Середниково был устроен дом отдыха «Тишина», затем санаторий «Мцыри » - в память о пребывании здесь М.Ю. Лермонтова. Там сохранился гранитный обелиск, который Вера Ивановна поставила в честь столетия со дня рождения любимого ею поэта. Сегодня в Середниково расположилась областная туберкулезная больница. Усадебные корпуса продолжают служить милосердию, которого истово придерживалась последняя их владелица.

В семейной жизни Вере Ивановне везло меньше. Отец выдал ее за В. П. Воронина, служившего в Учетном банке, где Фирсанов хранил свои деньги. Предполагают, что она вышла замуж, только чтобы вырваться из-под тяжкого гнета отца. Вера Ивановна, получив громадное наследство, вскоре разошлась с мужем. Воронин получил миллион рублей за принятие на себя вины за развод. Большую часть своей жизни Вера Ивановна прожила в Москве, и все последующие ее деяния связаны с городской жизнью столицы. Наиболее заметным делом стало воссоздание знаменитых Сандуновских бань. Они были лучшими в Москве, горожане их любили и охотно посещали.

После смерти отца Вера Ивановна вторично вышла замуж, в этот раз за дворянина, гвардейского поручика Алексея Ганецкого, гуляку и картежника. Именно он убедил супругу кардинально переделать старые бани, создав настоящий дворец чистоты, какого Москва еще не знала. Вера Ивановна перестройку разрешила, деньги, и немалые, выделила. Ганецкий объехал лучшие бани от Турции  до Ирландии, из Вены был приглашен известный архитектор Б.В. Фрейденберг, и работа закипела. Сандуны в руках молодого повесы долго не задержались, тайком от жены он заложил их, дабы снять карточные долги. Эти и другие грехи молодого супруга заставили ее пересмотреть брачный союз, выкупить закладную на бани и поставить туда своего управляющего.

Освящение новых Сандунов (ул. Неглинная, 14) состоялось 23 мая 1896 г. На месте прежних, развалившихся бань в сравнительно короткий срок выросло замечательное сооружение. Ничего подобного Москва до сих пор не видела. Светлые, высокие помещения с прекрасным бассейном были отделаны с удобствами и изяществом. Практически это была целая фабрика: со своей котельной, мастерскими, служебными помещениями, кладовыми белья. Только банщиков здесь трудилось около 400 человек. Сандуновские бани имели еще и солидное жилое крыло, что выходило на Звонарный переулок, где некоторое время после женитьбы жил А. П. Чехов с красавицей-актрисой Книппер-ЧеховоЙ. Там же и Вера Ивановна имела шикарные покои.

В том же 1896 году Сандуны неожиданно понадобились для дела государственной важности. К коронации Николая II решили украсить башни Кремля гирляндами электролампочек. Но энергии московских станций для этого не хватало. Тогда в Москве было только две маломощные электростанции постоянного тока: в Георгиевском переулке (там ныне выставочный зал «Малый манеж») и в подвале только что открывшихся Верхних Торговых рядов на Красной площади. Между тем в новых Сандунах Фирсанова установила собственную электростанцию фирмы «Сименс и Гальске». Патриотично настроенная купчиха согласилась при необходимости передать всю энергию на Красную площадь. По прошествии двух десятков лет Фирсанова решила известные даже в Европе бани продать. Нашелся и покупатель - харьковский коммерсант А.Я. Шполянский. Купчая на 4 млн. 225 тыс. рублей была составлена 23 октября 1917 г., но через два дня к власти пришли большевики. На этом и завершилась история знаменитых бань: серебряные шайки из дворянского отделения пропали той же зимой, дорогие вазы, ковры и многое другое из зоны отдыха тоже исчезло. После национализации Сандуны стали «Баней № 1 »,

Благодаря активной деятельности Фирсановой Москва украсилась действительно неординарным учреждением торговли - Петровским пассажем (ул. Петровка, 10). Вера Ивановна, хорошо знакомая с работой европейских магазинов, решила и в Москве сделать нечто подобное. Она продала два солидных участка земли с принадлежавшими ей домами и получила крупную сумму. На эти деньги и началось строительство нового магазина. В переводе с французского «пассаж» означает переход, проход. Магазин планировался таким образом, чтобы торговые залы не изолировались друг от друга и внутреннее пространство было единым, просторным. За работу принялся уже знакомый Вере Ивановне талантливый архитектор Сергей Михайлович Калугин, который активно работал при строительстве Сандуновских бань.

 Работа длилась три года, общая ее стоимость составила свыше 1,5 млн. рублей. В московских газетах в феврале 1906 года скромно сообщалось: «Открытие Пассажа последует 7 февраля с. г., о чем доводят до сведения господ покупателей». Фирсанова не считала нужным трубить об этом на каждом углу - коммерсант она была солидный и рассчитывала на соответствующую публику.

По случаю открытия было совершено молебствие, где присутствовали «сливки общества» - всем было любопытно, чем еще удивит эта миллионщица? Громадные арки дома № 10 по улице Петровка приглашали в две торговые линии Пассажа, прилавки которого тянулись до Неглинной улицы. Стиль здания - эклектика с мотивами классицизма. Покупатели, находившиеся в центре Пассажа или галереи, могли охватить взглядом все великолепие отделов. Особое впечатление производили полные света и солнечных лучей высокие своды залов - уникальная конструкция была детищем известного инженера Владимира Шухова. Петровский пассаж по праву стал признанным торговым центром Белокаменной. Что здесь только ни предлагалось взыскательному покупателю! Известные фирмы привлекали последними новинками моды - глаза разбегались! Здесь обосновались «Маркушевич и Григорьев. Шелковые и шерстяные ткани», «Весельков и Тащин - модные материалы для дамских платьев», «Луи Крейцер - белье и галстуки», «Матильда Бариш - корсеты и зонты». Здесь были представлены известные на всю страну торговые дома Викулы Морозова, Коншина и сыновья, не забыли и про сладости: «Конфекты и пастила. Абрикосов и сыновья».

Коммерческой оставалась Петровка и при НЭПе. «С восторгом бросив подсолнухи лузгать, восторженно подняв бровки, читает работница: «Готовые блузки. Последний крик Петровки!». Эти строки Владимира Маяковского посвящены Пассажу. Но вскоре веселое торговое время миновало. Национализированный Пассаж стал выполнять иные функции: здесь развернули Постоянную промышленную выставку ВСНХ, разместили пошив нижнего белья для красноармейцев, многие помещения перегородили фанерой и заняли под учреждения и мастерские. Более того, в начале 30-х годов во второй линии расположился трест «Дирижаблестрой» , где конструировали первые советские дирижабли. Главным консультантом треста был итальянский генерал Умберто Нобиле. Учреждения на втором этаже Пассажа благополучно существовали до 60- х годов, а третий этаж был огромной коммунальной квартирой! Долгое время этот дворец торговли оставался запущенным, с щербатыми полами, облупившимися стенами. И только реставрация 1988 - 1990 гг. вернула ему былой вид и достоинство.

А что же Вера Ивановна - потомственная почетная гражданка Москвы? После революции она проживала в коммунальной квартире на Арбате. По старой дружбе переписывалась с  Шаляпиным, жившим в Париже. Будучи в эмиграции, Федор Иванович не мог забыть России и досконально выспрашивал в письмах, нельзя ли найти людей, которые ставят русские бани, с чего начинать, какое дерево следует иметь?

В 1928 г. Шаляпин подготовил и переправил в Москву документы и деньги для выезда Веры Ивановны в Париж. Там, в Париже, в 1934 г. и закончила свои дни В.И. Фирсанова, оставившая памятный след в истории Москвы и ее деловой жизни.

Юлиан Толстов   

 

 

 

Категория: Москва и Москвичи | Добавил: Tolstov (04.02.2015)
Просмотров: 523 | Теги: Петровский пассаж, Сандуны, Вера Фирсанова, Лермонтов, баня, Середниково | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2018