Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела
Достопримечательности Москвы [41]
История Московских улиц, площадей, памятников
Москва и Москвичи [8]
Метро, трамвай [5]

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 28.05.2018, 06:30

Главная » Статьи » Исторические заметки о Москве » Достопримечательности Москвы

Катастрофы на Москве-реке

   

В стародавнее время москвичи, проходя вдоль Кремлевской стены мимо собора Василия Блаженного к Москве-реке, видели совсем иную картину. Нынешней широчайшей городской пустоши (Васильевский спуск), перетекающей в асфальтовую гладь Москворецкого моста, не было и в помине. Весь этот квартал был занят чередой невысоких домов с лавками, квартирами, гостиницей, церковью Николы, трамвайной линией, что бежала по старому мосту в Замоскворечье.

Прижавшийся к Кремлю прежний Москворецкий мост был небольшим, тянулся сразу от берега к берегу, без предмостных сооружений. Это единственный в Москве мост, что в ясный весенний день 8 мая 1870 года сгорел жарким пламенем быстро, принародно, в присутствии высокого начальства, доставив ему тем самым немало головной боли.

В те годы этот мост служил основным звеном сообщения Замоскворечья с торговой частью города. Деревянный настил от интенсивной езды изнашивался быстро; время от времени брусья смолили и ставили новые, пока тяжелые ломовые обозы не заставляли городские власти заменять размочаленные лесины: ежедневно здесь проходило до 26 тысяч повозок!

В ту весну решено было отремонтировать все полотно Москворецкого моста, а пока приступили чинить его половину, сузив движение по оставшейся части. В злосчастный день дул сильный ветер, в 11 часов 45 минут утра на одном из пролетов вспыхнуло пламя, которое быстро охватило сухой осмоленный настил и деревянные арки моста. На скорость распространения огня повлияли лопнувшие газовые трубы, проложенные вдоль пролетов. Через полтора часа от его проезжей части ничего не осталось, железные связи моста рухнули в воду, от сильного жара покоробились и каменные устои. Горевшие бревна плыли по реке, угрожая огнем тесно стоявшим на якоре возле Воспитательного дома баркам с лесом, сеном и другими товарами.

Усилия пожарных были направлены на то, чтобы отстоять от огня сложенные на берегу материалы, «предназначенные  для поправки моста», полицейские будки, с тоявшие «для соблюдения порядка» по его краям, и защитить дома, находившиеся под  ветром со стороны Балчуга. На пожаре находился генерал-губернатор В.А.Долгоруков и почти вся городская власть: так переполошил их этот огонь на Москве-реке.

Сложность ситуации состояла в том, что тогда Москва имела мало постоянных мостов для связи с центром, перевозки грузов и нужд населения. Помимо сгоревшего Москворецкого, в том районе стоял всего один старый Каменный мост - и все!

Краснохолмский мост был временный, его развели на ледоход и в те дни только налаживали, Крымский и Устинский - тоже временные, оставался окраинный Дорогомиловский мост, что пропускал обозы со Смоленской дороги и для внутригородского движения был бесполезен.

К чести Москвы, городской голова князь В.А.Черкасский предпринял энергичные шаги для организации перевоза жителей через реку. С этой целью он пригласил содержателей лодочных перевозов и с вечера того же дня 8 мая наладил (на несколько дней) бесплатный перевоз на лодках. Москвичей в районе сгоревшего моста перевозили с  5 часов утра и до 9 часов вечера, лодки ходили большие, поднимали по 7 пассажиров сразу, перевоз находился «против спусков у живорыбных садков и дома Кокорева». За одну лодку Дума платила по 10 рублей в сутки, лодок было больше десяти, народ на берегу не застаивался. Кроме того, в Думу были приглашены «благонадежные порядчики для устройства пешеходного моста через реку. Эту работу принял на себя купец Шмелев за одну тысячу рублей, с обязательством устроить путь к 11 мая». Надо иметь в виду, что Москва-река тогда была мелководной, узкой, с отмелями - отсюда и сроки для мосточка были столь сжатые.

Подрядчик, получив хорошие деньги, сумел так наладить работу, что легкий пешеходный мостик у пожарища шириной в 1 сажень (2,134 м) с перилами был готов на сутки раньше срока.

Таким образом необходимые меры по временному восстановлению движения пешеходов в Замоскворечье были реализованы городом весьма и весьма оперативно. 14 мая 1870 года Московская городская общая дума приняла решение о скорейшем устройстве временного  перехода через Москву-реку для пропуска экипажей. Мост предполагалось  делать деревянным, разборным на время ледохода и весеннего половодья, что в Москве практиковалось издавна. Составление проекта и строительство моста было поручено архитектору  Городской думы Чичагову, кстати, на всю документацию ему было отпущено  два дня.

Ширину разборного моста установили в 5 сажен, не считая тротуаров, что позволяло экипажам свободно следовать в два ряда. Мост этот решили поставить несколько ниже сгоревшего - против Раушского переулка.  Стоимость его оценивалась, на основе предварительных прикидок подрядчиков, до 10 тысяч рублей.  Устройство моста принял на себя тот же купец Шмелев, обязавшись составить смету по ходу работ со скидкой от сметной цены и окончить  «оный для езды к 25 мая». Дума в связи со срочностью работ с условиями подрядчика согласилась, и работа закипела.

А городские власти между тем приступили к обсуждению вопросов, связанных с постянным мостом. Единодушно было решено строить мост металлический, арочной системы, как более изящный и подхоцящий для «центральной части города, прилегающей к Кремлю...» Вспомним, что арочным на Москве-реке в те годы был только Каменный мост,  а Дорогомиловский  и строющиеся Краснохолмский и Крымский  мосты имели коробчатую тяжелую конструкцию, которая город совсем  не украшала.

 Дело возобновления Москворецкого моста было поручено Особой Комиссии, избранной Думой, которая пригласила проектантом и строителем инженер- полковннка А. Е . Струве, что был известен, как «опытный и благонадежный подрядчик». Перед  конструктором была поставлена Думой твердая задача: «все меры направить к тому, чтобы открыть движение но мосту к 15 марта 1871  года».

С учетом  жестких сроков Струве потребовал «для сбережения времени выписать металлические части моста из-за границы, причем просить Министерство Финансов о безпошлинном ввозе этих конструкций». По приблизительным подсчетам,  необходимо было заказать свыше 30 тыс. пудов металла, общая стоимость нового  Москворецкого моста  переваливала за 150 тыс. рублей.

В тот год Городская дума намеревалась выделить деньги на новое здание общественного управления, Краснохолмский мост и постройку бойни для скота. После пожара моста пришлось смету пересмотреть и в первую очередь восстановить дорогу в Замоскворечье, а там - что останется. Интересна еще одна  особенность этого строительства у Балчуга: согласно правилам проекты мостов предварительно рассматривала и утверждала комиссия МПС, на что уходили долгие месяцы.

Городской голова князь Черкасский, понимая, что из-за этого Москворецкий мост быстро не построить, обратился в МПС  с необычной просьбой:  «в виде изъятия из общих правил - рассмотреть и утвердить  проект моста на месте стройки, в Москве»!  Ходатайство это поддержал московский генерал-губернатор князь Долгоруков, и МПС пошло древней столице навстречу. Прибывшие путейские инженеры «затвердили» с небольшими изменениями проект на месте, на берегу, где уже развертывались работы.

Подрядчик Шмелев свое купеческое слово сдержал: 25 мая, в 11 часов утра, в срок, установленный Думой, состоялось освидетельствование и испытание временного деревянного Москворецкого моста - движение открыла коляска сиятельного генерал-губернатора.

Временный мост простоял до осеннего ледостава - свою задачу он выполнил с лихвой и был разрушен осенним паводком. Городская дума взяла на себя еще одну ответственность: положенных месячных торгов на строительный подряд не объявляли, но специальным решением пригласили «на возобновление Москворецкого моста, уничтоженного пожаром 8 мая 1870 года», инженера А.Е.Струве и коммерции советника П.И.Губонина. Правда, об этом официально проинформировали Правительствующий Сенат, который своим указом дал знать, что «не встречается препятствий к утверждению подряда без торгов». Известный не только в Москве крупный железнодорожный подрядчик Петр Ионович Губонин, понимая престижность этой стройки, отрядил для восстановления моста 300 опытных плотников и каменщиков, и дело в руках мастеров заспорилось.

Из своих каменоломен под Подольском Губонин наладил доставку и обработку камня - к августу мостовые и береговые устои были обновлены и началась выкладка на них карнизов, закончили волнорезы.

Городской голова и члены Думы не раз приезжали на эту горячую московскую стройку и с удовлетворением отмечали отсутствие обычной толчеи и неразберихи в большом деле, продуманность деталей. К октябрю каменные работы были завершены и подготовлены все условия для установки арочных конструкций. Особенно торопило завершение моста купечество: торговля в Замоскворецкой стороне, как на Балчуге, так и в соседстве с ним, приостановилась - торговцы терпели большие убытки, да и населению неудобно было добираться: центр рядом, а попасть сложно. К сожалению, дальнейшие работы прочно застопорились: до середины ноября пароход с металлом из-за франко-прусской войны застрял в одном из портов Европы.

Строитель моста инженер А.Е.Струве повторно предложил изготовить необходимые конструкции на своем Коломенском машиностроительном заводе; Городская дума, что раньше настаивала только на "западном" железе, на этот вариант согласилась. В ноябре 1870 года на Москве-реке прошел разрушительный осенний паводок, что всколыхнул всю Москву, напугал и разорил многих. Дело обстояло так. С вечера 13 ноября вода в реке стала заметно прибывать и вскоре поднялась весьма высоко. Полиция, предвидя опасность разрушения временных мостов, остановила по ним всякое движение, что оказалось своевременным и сохранило многим жизнь. К ночи вода расшвыряла группы свай, что защищали Крымский мост. Стоявшая выше его барка с дровами сорвалась с канатов и с силой ударила по сваям моста, разрушила их, и через несколько минут Крымский мост рухнул частью на барку в воду. Бревна настила, вместе с фонарными столбами и глыбами ледяного сала понеслись вниз, сорвали по пути рыбные садки Ивана Мочалова, а также стоявшее около них судно со стерлядями нижегородского купца А.М.Водовозова.

В это же время напором воды сорвало стоявшую близ каменных устоев Москворецкого моста барку подрядчика Губонина, которая была привязана за устои канатами, - они лопнули, как гнилые нитки, от напора льда. Ударом этой нагруженной барки разрушило временный мост, с треском обрушившийся на губонинское судно, которое, не останавливаясь, устремилось по течению. Вслед за ней понеслись мимо моста садки Мочалова, судно Водовозова со стерлядбю, и, хотя их успели остановить против здания Окружного интендантства, все плетеные садки были опрокинуты и бывшая в них рыба ушла. У Мочалова ушло до 5 тысяч стерлядей, а у Водовозова до 7 тысяч. Некоторое время спустя сорваны были стоявшие барки пониже Москворецкого моста, которые поплыли к Краснохолмскому мосту. Последний, не имея перед собой защитительных свай, не устоял против натиска бревен, барок, масс льда и тоже обрушился. Напор барок был так силен, что одну из них выдавило на мостовой утес почти вертикально и разбило по досточке. Повсеместно стоявшие на якорях многочисленные барки и плоты срывало, они беспорядочно теснились в стремнине и вскоре запрудили собой реку, часть их выбросило на берег, неподалеку от Воспитательном дома.

На единственном оставшемся неразрушенным Каменном мосту выставили усиленный наряд полиции и конную жандармскую команду во главе с офицером, так как там началось столпотворение и давка, все стремились к надежной переправе. Из-за скопления обозов и экипажей очередь у моста растянулась на несколько часов. В воскресенье 15 ноября по Москве-реке сплошной массой пошел "шорох" - так в народе называли эти шуршащие льдины вперемешку со строевым лесом; он с силой вышиб из каменных устоев Москворецкого моста застрявшую, как пробка, барку с дровами, и та, в свою очередь, докончила разрушение временного деревянного Москворецкого моста, что стоял несколько ниже. У Таганки этот колоссальный водный таран сдвинул с места большое количество сцепившихся барок, бревен, лодок, которые, подпирая друг друга, понеслись к Симонову монастырю, разбивая и кромсая все, что попадало в эту вскипевшую круговерть. Более ста барок, тысячи сажен дров ушли по реке к Коломенскому и там застряли ледяными торосами до весны. Одну барку с сеном выкинуло на огород Кожевнической слободы, и там она осталась, берега до Данилова монастыря были завалены дровами, строевым лесом, шепой. Общий убыток, как подсчитали городские власти, составил более полумиллиона рублей, по тем временам сумма была невероятно большая. От всех временных деревянных мостов, в том числе и Москворецкого, и следа не остлось, лишь кое-где торчали редкие сваи с размочаленными оголовками. Лодки для перевоза были унесены полностью, многие судовладельцы потеряли в этот день все состояние.

На третий день вода в реке стала спадать и к вечеру была ниже на "четыре камня от уровня набережной". Сбита была и Бабьегородская плотина, унесен весь запас леса в бревнах, уплыли дрова и сено - все это быстро вздорожало на рынках города, ибо подвоза не было, а топить печи и кормить скотину, которой в городе было предостаточно, чем-то было надо. Сено продавали по 50 копеек за пуд, цена просто невиданная.

Вот  такой бедственной оказалась эта осень 1870 года. Естественно, все это повлияло на сроки строительства нового каменного Москворецкого моста - многое, очень многое пришлось восстанавливать, подвозить, растесывать, подновлятью. Для налаживания сообщения, прерванного во многих местах, Городская распорядительная дума вместо снесенного Крымского моста устроила паром на канатах, что было медленно и довольно неудобно, но выхода иного не нашли; взамен Краснохолмского моста устроили перевоз на барках, так же решили и с Устинским; у Москворецкого восстановили пешеходные лавы - узкие мостки с перилами. Ввиду безостановочного, интенсивного движения по Каменному мосту дума распорядилась нанять бригаду рабочих и починять настил "без замедления днем и ночью по мере надобности".

Для устранения очередей перед ним Дума запретила гонять днем через этот мост гурты быков со скотопрогонного двора, которые не только стесняли движение, но и совершенно загораживали собой проезд, пугая лошадей, вытесняли людей с  тротуаров.

Сегодня просто трудно себе представить все эти сложности, но Думе длительное время, до постройки ряда постоянных каменных мостов, было весьма тяжко налаживать нормальное движение через Москву-реку.

В декабре, после прибытия с Коломенского завода братьев Струве, начали монтаж металлических конструкций моста, используя подготовленные для этого старые каменные надежные опоры. К середине марта большинство металлических ферм было установлено, ожидалось прибытие заключительной партии. На монтаже в эти дни работало свыше 450 рабочих клепальщиков и слесарей-металлистов. На случай весеннего ледохода сделали висячие подмостки на цепях и канатах - об этом специально сообщили в газетах, дабы население не волновалось, что паводок сорвет завершение строительства. Предварительное открытие моста состоялось почти в обусловленный срок. 20 марта 1871 года в 8 часов 30 минут утра, после молебна,  для пешеходов предоставили правую сторону (если смотреть от храма Василия Блаженного) сооружаемого Москворецкого моста. Случай в мостостроении не частый, когда ввод планируется по каким-то долям, но тогда это было оправдано. Основное торжество состоялось через несколько дней. Утром 25 марта в присутствии московского генерал-губернатора князя В.А.Долгорукова, городского головы князя В.А.Черкасского, сословных старшин (в Думе было 5 сословий), членов комиссии, инженеров-строителей, почетных  гостей происходило испытание этой половины отстроенного Струве и Губониным  Москворецкого моста. Испытание было своеобразным - езда по мосту вскачь и шагом нескольких частей пожарных команд с обозом.

Прежний пожарный обоз был громоздок и тяжел, писал знаменитый москвовед Владимир Гиляровский: на четверках лошадей ехали пожарные с баграми, на тройках - пожарные машины, на парах - вереница бочек с водой, все это громыхает железными ободьями и несется но весь дух. Подобное "пожарное испытание" мост выдержал, и означенная половина была открыта для движения экипажей. Городская дума ассигновала 150 руб. серебром  для выдачи рабочим в награду за окончание намеченных работ.

Еще через два месяца, 15 мая, в полдень, в присутствии тех же высокопоставленных лиц была открыта и вторая половина моста. 3атянувшаяся эпопея со строительством Москворецкого моста благополучно завершилась: городские власти многое сделали для возрождения к жизни одного из важнейших транспортных сооружений. Москворечье ожило.

На фотографиях тех лет этот трехпролетный мост  выглядит аккуратно и достойно, с тонкими арками, изящно прорисованными чугунными ограждениями, множеством экипажей, телег и пешеходов.

Этот ходовой Москворецкий мост благополучно простоял до 30-х годов и был за ненадобностью разобран. К ноябрю 1937 года рядом с ним построили ныне существующий монументальный отличный мост. 

Категория: Достопримечательности Москвы | Добавил: Tolstov (13.02.2016)
Просмотров: 299 | Теги: Москворецкий мост | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2018