Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела
Достопримечательности Москвы [41]
История Московских улиц, площадей, памятников
Москва и Москвичи [8]
Метро, трамвай [5]

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 13.11.2018, 01:39

Главная » Статьи » Исторические заметки о Москве » Достопримечательности Москвы

Музей на главной площади страны

   

Красная площадь столицы. Мы так привыкли к ее величавому, торжественному облику, что просто и не мыслим иного. Но ведь так было не всегда. В народе хорошо известна поговорка:  «Москва не сразу строилась».

Красная площадь исторически всегда была центром города, его наиболее людным местом, где с утра до позднего времени толпился народ, обменивался кремлевскими новостями, прибыльно торговал, завязывал деловые знакомства.

Ее знаменитые Торговые ряды не раз меняли, как и площадь, свой облик: появлялись и уходили одни постройки, возникали новые. В связи с этим интересно рассматривать старинные карты. Взять хотя бы северо-западную часть площади, где ныне высится Исторический музей. На этом месте в отдаленные времена рядом с Аптекарским приказом был отмечен Отдаточный двор.

В XVII веке на Красной площади мрачным пятном появился Земский приказ, что занял территорию Отдаточного двора.

По сути, это было главное полицейское учреждение Москвы. Земский приказ - огороженное тыном серое здание - ведал «разбойными, татиными и всяческими воровскими приводными делами», заодно посылал на пожары команды с крюками, бочками и пожарными трубами (вот откуда пошло, что все последующие годы полицейские части обязательно соседствовали с пожарными командами в одном здании с каланчой). Отсюда же всех пьяниц отправляли в «бражные» тюрьмы, а вот «татей и воров» - государственных преступников - с охраной препровождали в Константиновский застенок. Впоследствии беспокойный для властей Земский приказ на этом месте был закрыт, и все его подразделения нашли себе иной угол в городе. А перестройку освободившихся «палат» поручили архитектору князю Ухтомскому для весьма благого дела. Полезная же суть новации заключалась в том, что в январе 1755 года, по настоянию «академика из крестьянских детей» Михаила Васильевича Ломоносова, императрица Елизавета Петровна подписала указ об образовании Московского университета.

Новое для древней столицы учебное заведение на первых порах состояло «из двух гимназий: одной - для дворян, другой - для разночинцев». Университет, дополнительно занявший и бывшие помещения Аптекарского приказа, здесь, на Красной площади, находился добрых двадцать лет, до момента постройки великим Матвеем Казаковым здания на Моховой, специально для этого учебного заведения.

Особо яркая страница в гуманитарной истории площади пришлась на 70-80-е годы XIX столетия, время возведения и начала работы Исторического музея.

История его возникновения в Москве довольно необычна. Энтузиастами этого полезного дела стали археологи и коллекционеры супруги граф Алексей Сергеевич (1825-1884) и графиня Прасковья Сергеевна (1840-1925) Уваровы. Потомок богатейшей аристократической семьи, граф Алексей Уваров пренебрег карьерой, высоким служебным положением, сулившим ему всяческие почести и отличия. Его сиятельство выбрал путь изучения российских древностей, стал археологом, человеком какой-то непонятной для высшего света профессии, каким-то «старинщиком». В 1846 году он становится одним из учредителей Археолого-нумизматического общества (позже - Императорское Русское Археологическое общество).

За свои деньги он ведет многочисленные раскопки в Крыму, Причерноморье, пишет научные труды по древностям Южной России.

В окрестностях Суздаля, Ростова Великого граф исследует свыше семи тысяч курганов - итогом этой изнурительной работы стал изданный им солидный том. Граф Уваров считал неотложной необходимостью объединение всех российских исследователей древностей, для чего в 1864 году основал Московское археологическое общество, где до своей кончины был его председателем. Здесь постоянно встречались и работали известные знатоки российской старины И.Е.Забелин, А.Н.Афанасьев, С.М. Соловьев, Д.И.ИловайскиЙ. Трудами этого общества нередко пользовались такие ученые, как М.П. Погодин, В.О. Ключевский, Н.С. Тихонравов.

Высокородные дворяне, презиравшие столь не графское занятие А.С. Уварова, рассчитывали, что его образумит женитьба на знатной княжне Прасковье Сергеевне Щербатовой, чей род шел от Рюриковичей. Ее образ, по мнению современников, довольно красочно передал Лев Толстой в образе Кити Щербацкой в романе «Анна Каренина».

Но все вышло иначе - жена восприняла от мужа любовь к археологии и стала не только кочевать с ним по Руси, но и писать на эту тему научные статьи (ею опубликовано 170 таких работ).

Москва и вся Россия должны быть благодарны графу Алексею Сергеевичу не только за успешные научные изыскания, заботу по охране памятников старины и щедрые пожертвования на развитие исторической науки. Главное, он задумал основать в Москве всероссийское древлехранилище, и Городская Дума поддержала это намерение!

Уваров сам составил устав будущего музея, следил за его строительством, разыскивал, собирал и приобретал для него коллекции. Заветной его мечтой было сделать музей не местом праздного любопытства, но активным рассадником серьезных исторических знаний, «московской академией историко-археологических наук».

Вскоре после открытия музея графа не стало, его дело в науке и на посту председателя Московского археологического общества продолжила жена - графиня Прасковья Сергеевна Уварова. Вместе с этой замечательной четой большую роль в создании Исторического музея сыграл известный ученый Иван Егорович 3абелин. Профессор Московского университета, автор многочисленных исторических трудов, неутомимый организатор, он многое сделал для «собирания и хранения памятников старины, отражавших историю всех народов Российской империи».

В нашем государстве, как известно, все самое-самое совершалось лишь по воле императора. Вот и в данном случае, лишь по указанию Александра II, в 1872 году, после Политехнической выставки, ее удивительных по содержанию Исторического и Севастопольского павильонов, созданных трудами и знаниями вышеназванных российских ученых-историков, решено было учредить Исторический музей.

Как было сказано, создавался он не только «в видах сосредоточения и сбережения памятников русской старины, но и с целью служить средством к достижению народного самосознания»!

Наименование он получил такое: «Музей имени Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича» - имя наследника никогда не называлось: мало ли что может быть. Но вот с выбранным для музея местом возник казус. Мнение было единым - только Красная площадь. Возражал лишь профессор М.П. Погодин, который настаивал разместить музей рядом с храмом Христа Спасителя. Но к нему не прислушались, наверное, правильно сделали.

Вспомним, что ранее пространство между Спасскими и Никольскими воротами (где ныне Мавзолей и гранитные трибуны) представляло собой широкий зеленый газон с пешеходной дорожкой и будкой стражника. Вот эта-то пустошь и привлекла внимание созданной «ученой комиссии» во главе с председателем Управления (строительства) музея генерал-адъютантом А.А. Зелёным.

Ею был разработан соответствующий план и фасад музея, который многих обескуражил. Представьте себе картину: Исторический музей стоит вплотную к стене Кремля. Причем длина здания предполагалась в 210 м при ширине в 35 м - эдакая кирпичная нелепость вдоль древнего бастиона. В цокольном  этаже, из-за невозможности размещения там экспонатов, намеревались устроить магазины для продажи книг, предметов рисования или же отдавать внаем под иные товары, не представлявшие для музея опасности от огня. Комиссия на полном серьезе утверждала, что пространство, нужное для музея, в ширину незначительно, оно не затеснит площади и что есть в этом даже большой плюс: мол, оно «пробьет в средине Спасской и Никольской башен однообразную линию зубчатой стены Кремля» и не выступит за линию полицейской будки.

Совместными усилиями удалось убедить, что музей, поставленный между башнями, не только неоправданно заслонит Кремлевскую стену, но и серьезно ослабит исторический ансамбль, нарушит, сомнет пропорцию самой площади, зрительно уменьшит имевшийся простор. Наиболее удобным местом посчитали ту часть площади, где ныне стоит Исторический музеи.

Но интрига заключалась в том, что сравнительно недавно Городская Дума приобрела этот участок площади у казны в обмен на Колымажный двор, с приплатою государству двадцати тысяч рублей.

Как наиболее удачный вариант здесь можно было поставить здание для самой Думы, что долгие годы ютилась тогда на Воздвиженке. Но государственные интересы возобладали, и Дума выразила свое «добро» на постройку там музея, о чем было сообщено государю.

11 мая 1874 года московский городской голова Даниил Даниилович Шумахер сообщил Думе, что от наследника престола Александра Александровича получен рескрипт, что «с соизволения императора Александра II, он выражает полное согласие на принятие для музея предлагаемого места на Красной площади».

Коль скоро вопрос о месте наконец был согласован, тут же объявили конкурс на лучший проект здания, после чего можно было подвозить кирпичи для постройки. Через год, опять-таки в мае, но уже 1875 года, победу на конкурсе присудили варианту Владимира Осиповича Шервуда (1833-1897). Работы этого талантливого архитектора, художника, скульптора во многом украсили Москву. Достопримечательностью города стала часовня героям Плевны у Ильинcких ворот, первый памятник в Москве врачу и Почетному Гражданину великому хирургу Н.И. Пирогову.

Закладка Исторического музея состоялась 20 августа 1875 года. Знаменательно, что на этом торжестве присутствовал император Александр II, его высокий гость герцог Эдинбургский, многие министры, императорская свита, именитое московское дворянство, почетные лица города во главе с Д.Д. Шумахером.

Да, перед закладкой Городскую Думу оповестили, что в строящемся здании обязательно поместят памятную доску c именами гласных (депутатов), постановивших предоставить городскую землю для музея.

Первый камень в основание будущего «Дома российской истории» положил император, второй камень он же за наследника, затем герцог Эдинбургский и председатель Управления музея А.А. Зеленый. Не случайно с тех пор пост директора Исторического музея занимали члены императорской фамилии, а их заместителями являлись светила отечественной исторической науки. Кстати, городской голова обязательно входил в руководство музея.

И вот началось весьма непростое строительство, которое длилось ... восемь лет. В марте 1881 года погибает от рук террористов Александр II. Коронация наследника - будущего императора Александра III - была назначена на лето 1883 года. Новый царь вместе с супругой Марией Федоровной (датчанкой по национальности) прибыли на коронацию в Москву. Именно к этим торжествам и приурочипи публичное открытие музея.

Еще до его освящения 27 мая 1883 года августейшая чета посетила законченное постройкой здание Исторического музея. Государь, как писали газеты, внимательно осмотрел развернутую в одиннадцати залах выставку и остался доволен «подачей экспонатов». Освящение Императорского Российского Исторического музея - так он именовался полным титулом - состоялось 2 июня 1883 года.

По общему мнению, Шервуд очень хорошо поставил свое творение - оно украсило эту древнейшую площадь, столько пережившую-перевидевшую и словно предназначенную для закрепления в народной памяти минувшего.

Здание музея при случае желательно неторопливо обойти вокруг. Только тогда можно себе представить всю красоту этого архитектурного шедевра. Кирпичная ткань стен музея составлена из башен и башенок, крылец и разнообразных уступов. Тонкие стреловидные сиуэты башенок увенчаны вызолоченными изображениями двуглавых орлов, львов, единорогов и прапоров. Башни музея удачно дополнили ансамбль более древних башен Кремля.

Все внутреннее устройство и отделка, по указанию ученой комиссии музея, исполнены А.А. Семеновым и А.П. Поповым. Торец музея со стороны Красной площади был тогда отведен главному входу (ныне вход иной).

Он вел в обширные парадные «сени» с нарядными лестницами, где восемь массивных столбов поддерживали обширный коробовый свод. Здесь на главном своде было изображено «родословное древо» Государей Российских. «Древо» было обширное, разветвленное, длиной ствола в 25 аршин (аршин равен 71 см) и шириной 17 аршин, писанное по лазоревому полю восковыми красками академиком Федором Тороповым. Образец «древа» взят был в древних храмах, и начиналось оно со святых Ольги и Владимира. В последующих десяти рядах представлено 68 великих князей, царей и императоров. Вокруг свода изображались гербы всех стран и земель, что перечислялись в Императорском титуле.

Специально по заказу музея Виктор Васнецов написал панно «Каменный век», Генрих Семирадский «Похороны руса в Булгаре» и «Тризна». Оформление залов было замечательно тем, что все детали декора были строго выдержаны в стиле той эпохи, которой посвящался зал.

Патриотическую, национальную суть музея подчеркивали не только власти. Он стал хранилищем уникальных коллекций многих знатных русских семейств: Голицыных, Кропоткиных, Оболенских, Бобринских. Из купеческого сословия поступили собрания Сапожниковых, Бурылиных, Бахрушиных. Свыше полумиллиона произведений иконописи, манускриптов, русской живописи подарил музею Петр Щукин.

Нынешний Государственный Исторический музей стал общенациональным хранилищем исторических реликвий России. Его собрание насчитывает 4,5 миллиона предметов, относящихся к истории и культуре русского народа и его государства с древнейших времен и до наших дней. Указом президента музей отнесен к особо ценным объектам культурного наследия.

Юлиан Толстов

 

Категория: Достопримечательности Москвы | Добавил: Tolstov (06.03.2014)
Просмотров: 660 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2018