Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела
Достопримечательности Москвы [41]
История Московских улиц, площадей, памятников
Москва и Москвичи [8]
Метро, трамвай [5]

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 17.12.2018, 22:44

Главная » Статьи » Исторические заметки о Москве » Достопримечательности Москвы

Великий Красный пруд

 

Ученые-географы в результате длительных исследований установили, что на нынешней территории Москвы в старину было около 800 озер, прудов и болот, не считая многочисленных речек, речушек и ручьев.

Среди этого множества городских водоемов на всех старых московских картах особенно выделяется размерами Красный пруд. Упомянут сей пруд в стародавних летописях еще в 1423 году. Тогда он назывался Великим, водное зеркало его превышало 23 гектара. Это почти территория современного Кремля! Раскинулся пруд между Каланчевым полем (где сегодня Ярославский вокзал) и широким, чистым берегом касался нынешней Верхней Красносельской улицы.

Для исследователей при изучении ландшафта Москвы уже 250 лет неоценимым достоверным источником является один из памятников отечественной картографии с предлинным названием «План императорского столичного города Москвы, сочиненный под смотрением архитектора Ивана Мичурина в 1739 году». На плане петровских геодезистов у Красного села (отсюда Красносельские улицы) обозначен обширный пруд, в который с севера (где ныне вагонное депо Октябрьской дороги) впадает небольшая речка. Из южной его части - примерно против универмага «Московский» - вытекает река Чечора. До XVIII века «чечерой» называли старое русло, следовательно, эта река на Каланчевке - давнишняя. В Чечору с запада впадал ручей Ольховец, имеющий исток у Домниковки и завершавшийся болотом на месте современного Казанского вокзала.

К западу от Красного пруда, на месте Ленинградского и Ярославского вокзалов, аккуратным прямоугольником на старинной карте показан Новый Пушечный, или Полевой артиллерийский двора, на котором в 1697 году Петр Первый казнил мятежных стрельцов. Старый Пушечный двор находился почти на месте «Детского мира», там и улица Пушечная. На северном берегу, как повествует известный историк Москвы П.В.Сытин, согласно преданию находился Краснопрудный царский дворец. Молодой Петр любил кататься по пруду.

На месте сгоревшего артиллерийского двора ближе к западному берегу пруда в 1849 году построен вокзал С. Петербургско-Московской железной дороги. С его постройкой Каланчевское поле, что расстилалось перед Красным прудом, стало привокзальной площадью, которую со временем застроили.

Иллюстративно Великий пруд можно увидеть на редких гравюрах или акварелях, относящихся к середине XIX века. Музей истории Москвы экспонировал на одной из своих выставок прекрасную литографию по рисунку И. Шарлеманя «Каланчевская улица и Николаевский вокзал»  и рисунок (1852 год) Д.Индейцева: громада пруда, пустынная Каланчевка и проселок в Сокольники.

Частное Общество Московско-Ярославской железной дороги в 1862-м рядом с Николаевским построило небольшой белый двухэтажный вокзал. Для этого пришлось отвоевать часть земли у Красного пруда, и Ярославская дорога понемногу засыпала его акваторию: за вокзалом поставили багажное отделение, «вагонный сарай» , мастерские, водокачку.

 Шли годы, постепенно, как шагреневая кожа, сжимался в своем объеме красавец-пруд: его берега отодвигала не только железная дорога, но и десятки подрядчиков, что кормились рядом с «чугункой». На планах Москвы, издаваемых регулярно «Товариществом А.С.Суворина», в конце века возле Красного пруда обозначен лесной склад  досок в штабелях и дров Минофьева, рядом еще более обширный склад Первушина, и россыпь небольших запасов угля и песка мушиными точками усеяли берег. Все это очень загрязняло округу, и если раньше пруд был славен своими купальнями и хорошей водой, то с середины 90-х годов о6 этом стали забывать. В связи с тем, что в него сваливали вместе с грунтом и отбросы, санитарный надзор вскоре запретил не только содержание купален, но даже... «портомоен», то есть «постирочных». В особенно жаркое лето 1890 года вода пруда распространяла невыносимое зловоние. Газеты писали, что во «многих домах по Краснопрудной улице пустовали из-за этого квартиры». Пришлось жителям окрестных мест обращаться в Городскую думу с ходатайством о безотлагательной очистке пруда, так как жить по соседству с ним было невмоготу.

 В 1891 году, вняв многочисленным жалобам, Дума решила наконец произвести полную очистку пруда. Работу оценили в 70 тысяч рублей, это для города было дорого. Ограничились частичной санацией. Все эти годы знаменитый Красный пруд, помимо своего естественного предназначения, являлся главным водохранилищем обширного района на случай частых в Москве пожаров, а потому и поддерживался в определенном размере и объеме. И только с проведением в 1893 году городского водопровода он потерял свое значение.

С той поры посыпались предложения его засыпать и сдать в аренду участки. Особенно настойчиво вела себя Московско-Ярославская железная дорога, так как сырость и комары от пруда в летнюю пору весьма досаждали пассажирам. Многократно поступали жалобы со стороны населения на антисанитарное состояние пруда и неприглядность водоема, лежащего на оживленной городской магистрали. Железная дорога обещала быстро принять меры к засыпке пруда своими средствами, с условием отчуждения в ее пользу или сдачи в долгосрочную аренду большей части земли для развития товарной станции.

 Пока прикидывались различные варианты решения гидропроблемы, летом 1898 года Краснопрудная улица, что пролегла одной стороной по берегу, значительно расширилась. Необходимость в этом давно назрела: с появлением трех вокзалов здесь во множестве возникли съестные лавки для пассажиров, пивные, трактиры, дешевые меблированные комнаты, небольшие гостиницы. Но проезд по-прежнему был узким, затрудненным. Для его расширения часть водоема, примыкавшего к Краснопрудной, засыпали землей, выкопали кусты и деревья, что росли по берегу, положив на образовавшейся площадке устроить бульвар с аллеями и цветником (это примерно от нынешней Верхней Красносельской до Ярославского вокзала).

После продолжительных раздумий (оставить часть пруда - или засыпать весь, устроить сквер возле воды - или все замостить камнем) городские власти решили пруд оставить площадью в 1 тысячу кв. сажен, то есть примерно как Патриарший или Чистые пруды. Остальное пространство, составлявшее к тому времени 17500 кв. сажен, засыпать, разбить на участки и отдать под аренду или застройку. Кроме сдачи в аренду этих участков (по 3 рубля за кв. сажень) , город предполагал некоторые из них приспособить для собственных надобностей: складов камня, песка и других строительных материалов, подвозимых по железной дороге. Власти это посчитали весьма выгодным, так как тарифы на перевозку лесных и строительных материалов, местных грузов по Ярославской были ниже, чем аналогичные по Брестской или Курской дорогам.

 Согласно бытовавшей практике все важные для жизни города вопросы Московская городская дума принимала только после обстоятельного их изучения соответствующим подразделением и составленного по сим доклада. Так же обстояло дело и с Красным прудом. Городская управа, занимавшаяся им, представила подробный доклад (№ 195), который и был обсужден Думой 19 августа 1900 года. В докладе подчеркивалось, что антисанитарное состояние пруда вредно влияет на окружающую местность; говорилось о том, что с учетом интересов города пруд необходимо осушить, для чего предусмотреть отвод поверхностных вод и засыпать землей с последующим «мощением проездов, планировкой участков под склады, подводкой к ним железнодорожной ветки, ограждением территории железной решеткой»...

Все земляные работы по засыпке предполагали вести со стороны товарных путей Ярославской дороги. Это, по мнению комиссии, представляло сразу два удобства: 1) скорее можно начать эксплуатацию намеченных под склады объектов; 2) этот путь отсрочит время приостановки пользования водой Красного пруда Николаевской, Казанской и Ярославской железными дорогами, так как указанные дороги до полной засыпки пруда смогут изыскать новые источники водоснабжения для паровозных и вагонных депо, мастерских и других бытовых потребностей.

Комиссия настаивала именно на таком пути, ибо, как доказывал ее опыт засыпки достаточно крупных прудов (Вокзального у Рогожской заставы, Балкан у Переясловки), он оказался наиболее эффективным. Что касалось значительных затрат на засыпку, то они, как показали расчеты, должны были окупиться за 7-10 лет. Подчеркивалось, что засыпанная площадь со временем станет приносить доход в городскую казну.

Вот выдержка из заключения Городской думы: «Одобрить предложение Городской Управы о засыпке Красного Пруда и об устройстве на засыпанной площади сквера, проездов и участков под склады или под застройку. Городской Голова кн. В.Голицын.»

 К моменту засыпки пруд  раскинулся от путей Ярославского вокзала (где сейчас здания метродепо «Северное») на уровне 2-го Краснопрудного проезда и простирался в сторону Красносельской. На месте большого дома № 1 по Краснопрудной улице, где на первом этаже разместились крупнейшие в Москве международные кассы Центрального железнодорожного агентства, располагался ряд ремонтных тупиков станции. На одном из них, 8-м ремонтном, что лежал рядом с мастерскими и оканчивался забором у Краснопрудной, 17 сентября 1900 года ранним утром маневровый паровоз вел 31 вагон, из которых много было груженых. Когда отцепляли несколько из них, паровоз так сильно их толкнул, что они разбили на своем пути два деревянных упора, ударились в забор и два вагона выбросило на Краснопрудную улицу. Сильно повредился асфальт. Благодаря раннему часу пешеходов и экипажей было мало и никто не пострадал. Управление железной дороги решило использовать этот инцидент. Под предлогом переноса ремонтных мастерских, перепланировки и развития товарной станции начальник Московско-Ярославско-Архангельской дороги надворный советник А.А. Волков обратился в Московскую городскую думу с повторным предложением продать или сдать в долгосрочную аренду всю эту землю. Дума поручила своей авторитетной Финансовой комиссии все взвесить и просчитать, дабы не продешевить. В консультациях прошло полгода, и вот в своем докладе от 26 апреля 1901 года Финансовая комиссия сообщила: «Уведомить Комитет Управления Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги, что Городское Общественное Управление не находит возможным передать в арендное содержание или продать землю из-под Красного Пруда. 2) Поручить Городскому Управлению немедленно приступить к засыпке Красного Пруда, устройству там сквера, проездов и участков под склады, так как городу выгоднее иметь самому высокую арендную плату».  С этого документа 1901 года вопрос о судьбе пруда был окончательно решен, так как помимо прочего в нем было дано поручение составить смету на все работы по засыпке и благоустройству.

Прошел год, наступило лето 1902-го. Для исполнения поручения Думы и составления сметы на засыпку необходимо было определить площадь, занимаемую прудом и его берегами, выяснить его глубину и толщину отложившегося за сотни лет на его дне ила и характер грунта. Было крайне важно произвести точную съемку Красного пруда. Город не располагал документальным планом на владение, из которого в равное время и в разном количестве отчуждались участки для надобностей прилегающих к нему Николаевской и особенно Ярославской железных дорог. Точный обмер пруда летом 1902 года показал, что он занимает не 17500 кв.сажен, как условно считалось, а 19975 кв.сажен. Средняя глубина засыпки предполагалась в 3,2 м. Дно пруда было покрыто двухметровым слоем ила. Общий объем земли для засыпки пруда составил 26700 куб.сажен.

Засыпать пруд  Дума решила «малой кровью». В газетах многократно сообщалось, что приглашаются все желающие бесплатно сваливать в него чистую землю. Но поскольку большого строительства в Москве не велось, землю на засыпку не везли. За 9 месяцев наскребли всего 3500 кубов из 26 тысяч нужного грунта. В основном эту землю дали соседи. Получилось так, что на Верхней Красносельской фабриканты Абрикосовы купили 4 гектара земли, где заложили цехи карамельно-кондитерской фабрики (ныне фабрика им.Бабаева). Здесь же, на пересечении Верхней Красносельской и Проезжей улиц, Абрикосовы строили двухэтажный жилой особняк - сотни подвод с землей из котлована под фундаменты цехов и особняка тянулись к засыпаемому Красному пруду. Проделывав эту работу, не обошли вниманием речку Чечору. Она вытекала из пруда, принимая в себя верховые воды окружающей местности. Чечору заключили в массивную кирпичной кладки трубу.

Лишнюю землю везли из других мест, но больше всего - из недавно примкнувшей к Москве местности за Крестовской заставой, где велись масштабные работы по спланированию проездов. При таких условиях к зиме 1902 года смогли засыпать, утрамбовать и сдать под склады 2300 кв.сажен. Кое-какая арендная плата тонким ручейком начала вливаться в городскую казну. Это было не лишним, смета на засыпку составила 150 тысяч рублей. Следующее расширение Краснопрудной улицы пришлось на 1907 год. Городские власти, согласно высочайше утвержденному плану Москвы, потребовали от Управления Северных дорог (бывшая Ярославская ж.д.) расширить улицу до красной линии. Дорога оказалась в весьма затруднительном положении, так как часть «Главных мастерских и складов материальной службы станции Москва» действительно сужали улицу, особенно возле Каланчевской площади. Кстати, неудачно поставленное «паровозное здание» имело далеко вынесенный поворотный круг для локомотивов, который едва не упирался в забор у площади.

 После консультаций с МПС начальник Северных дорог ответил, что «такое сокращение не может быть выполнено ввиду стесненности станции и в интересах железной дороги не может быть допущено, т.к. мастерские едва справляются с ремонтом подвижного состава. В настоящее время на ст. Ярославль строят новые Главные мастерские, и по окончании их в 1908 году большая часть работ по ремонту будет из Москвы перенесена и тогда снесены постройки мастерских и расширена Краснопрудная улица». В действительности сломали мастерские и расширили улицу лишь в феврале 1910 года, а Северной дороге взамен полученной части улицы дали землю в другом месте города.

Засыпка пруда по всему периметру продолжалась довольно долго - 9 лет. Заложили почти 27 тысяч куб.сажен грунта. Из общей площади в 19975 кв.сажен замостили камнем для проездов к складам 4 тысячи кв.сажен, остальное пошло под аренду. Для удобства клиентуры залили асфальтом тротуары, поставили керосиновые фонари (хотя шел уже ХХ век) , к пакгаузам провели железнодорожные ветки. На всю эту прудовую эпопею израсходовали 142 тысячи рублей. Но одновременно за эти годы было получено 122 тысячи арендной платы за склады и площадки. К 1910 году осталось засыпать свыше двух тысяч кв.сажен. По решению Городской управы в смету расходов на 1911-й дополнительно внесли 33 тысячи рублей на окончание работ по планировке и замощению участков на засыпанном Красном пруду, установку освещения и иного благоустройства. О цветах и деревьях здесь уже не говорится, им места просто не нашлось. Именно с 1911 года на картах Москвы перестали помечать Великий Красный пруд. Ушла в историю, в небытие еще одна частичка древнего города.

Юлиан Толстов

Категория: Достопримечательности Москвы | Добавил: Tolstov (29.04.2016)
Просмотров: 403 | Теги: Каланчевская площадь, Красный пруд в Москве, Московско-Ярославская железная доро | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2018