Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 19.08.2018, 08:47

Главная » Статьи » Статьи Юлиана Толстова

Как стрелочник спас правительство

Этот эпизод из жизни правительства когда-то поверг Российскую империю в шок: виданное ли дело – чуть не лишиться в одночасье своих министров!

Шел 1912 год. В стране широко, на высокой патриотической ноте отмечалось 100-летие победы над Наполеоном. В честь той знаменательной победы высочайшим повелением Московско-Брестская железная дорога была переименована в Александровскую и вокзал, ныне из вестный как Белорусский, стал Александровским.    

Основные торжества предполагалось провести на поле Бородинской брани, куда почтить память русских  воинов, «живот свой в той битве положивших», должны были приехать Николай II  со всем императорским двором, премьер-министр В.Коковцев с правительством, высшие чины государства, делегации из всех краев России. Естественно, вокзал небольшой станции Бородино был преображен и украшен флагами, цветами. Невдалеке по проекту архитектора И.Струкова, что строил Белорусский (Александровский) вокзал, на период праздника был сооружен громадный летний ресторан на три тысячи посетителей.

Комендантом станции Бородино на все время торжеств назначили одного из родственников героя войны 1812 года - подполковника князя П.Багратиона - коменданта московской станции Московско-Курской и Нижегородской дорог.                 

За короткий срок в Бородине вырос целый городок на колесах. К нему протянули связь, проложили несколько временных железнодорожных путей, где и поставили правительственные вагоны. На отдельном пути стоял поезд министра путей сообщения С.Рухлова, рядом - вагоны начальника Александровской дороги генерала Ф.Меца и присутствовавших при нем безотлучно все дни начальников служб, ревизора по движению и множество других железнодорожных чинов.

Царскую ставку обустроили в трех километрах от вокзала, проложив туда специальную ветку. На период торжеств обычные поезда на станции Бородино не останавливались. Для проезда же особ, коим  -  согласно высочайше утвержденному порядку - надлежало присутствовать на торжествах, на Александровском вокзале было открыто особое бюро, где «по именным, от московского губернатора разрешениям» продавали железнодорожные билеты сразу тудa и обратно.

Чтобы обеспечить безопасность гостей, всех пассажиров отправляли и рассаживали по строгому регламенту. Так, например, поезд № 14З был только «для Московского митрополита, духовенства, хоругвеносцев и певчих»; поезд № 159 - «для лиц, едущих по особому приглашению», поезд № 175  - «для членов французской колонии в Москве». Отдельно ехали волостные старшины и так далее.

Такие жесткие меры контроля прилагал и власти, боясь покушения на императора, появления на празднике вероятных «крамольников и нежелательных элементов» (прошел всего год, как убили премьера П.Столыпина). Охрану пути всего Бородинского участка дополнительно несли чины «Первого железнодорожного батальона», которые на «легких дрезинах исследовали линии рельсов, по бокам прохаживали часовые с ружьями». Как видим, всё возможное предусмотрели для охраны гостей и четкости работы транспорта, хотя, казалось бы, каких-то особых оснований для тревоги не предвиделось.  

Итак, съезд  многочисленных гостей на празднество завершился 24 августа, на следующий день ожидалось прибытие правительства, затем и царского поезда.

Вот тут и произошло непредвиденное. Поезд самого министра путей сообщения С.Рухлова чуть не сбросили в кювет. Причем его пытался протаранить не террорист, а экстренный правительственный поезд. ЧП  это случилось ночью 25 августа 1912 года на посту пятой версты Александровской дороги.

Во время следования с высокой скоростью из Москвы в Бородино поезда № 7, в котором находились тайный советник С.Рухлов и многие крупные чины МПС, наперерез ему со станции Пресня Окружной по соединительной ветви № 26 следовал литерный из Петербурга. В этом правительственном поезде находились министры: юстиции - Щегловитов, морской - Григорович, МИД - Сазонов, народного просвещения - Кассо, государственный контролер Харитонов, обер-прокурор Священного Синода Саблер и другие высокопоставленные лица.

Машинист грубо нарушил ПТЭ. Проехав на закрытый семафор, он продолжал следовать на всех парах на главный путь Александровской дороги.

Трагического столкновения удалось избежать только благодаря бдительности стрелочника (жаль, что не указана фамилия этого решительного человека). Видя неминуемую катастрофу, он, не растерявшись, перевел стрелку на запасный, тупиковый, путь, «не успев, - как писалось в документах, - о том предупредить машиниста литерного поезда, следовавшего полным ходом, при тяге двух паровозов». Пройдя несколько десятков сажен, поезд врезался в тупик, что его и спасло. Передний паровоз, разбив тупиковый упор, свалился набок, а машинист второго применил экстренное торможение. В вагонах начался переполох, послышались испуганные голоса, оханье. Но, как вскоре выяснилось, российские министры отделались лишь ушибами да синяками. То-то радости было!

Что и говорить, ночная панорама оказалась не для слабонервных: два литерных мчатся на всех парах и, пытаясь проскочить первым, не хотят уступать колею друг другу. Как это диспетчеры не согласовали проезд высоких особ, осталось загадкой. Словом, шуму, недоуменных вопросов, язвительных комментариев в прессе долгое время было предостаточно.

О случившемся чрезвычайном происшествии вскоре стало известно в Бородине. Шутка ли - правительство чуть не в полном составе сидит в песке и потирает ссадины! Через несколько часов подошел вспомогательный поезд и паровоз для дальнейшего следования литерного. С опозданием в два часа он прибыл наконец к месту торжеств. Прибыл достаточно оперативно, учитывая уровень связи и технические возможности тех времен.

Дежурный по посту и дежурный стрелочник тотчас были отстранены от работы и заменены другой приехавшей бригадой. Началось строгое расследование происшедшего. Состоялись оперативные совещания, проверки, внезапные визиты ревизоров по безопасности движения.

В итоге Министерство путей сообщения отметило - как прекрасный пример находчивости и умелых действий - того самого стрелочника, который всегда якобы остается в виноватых.

Юлиан Толстов, член ВОЛЖД

Категория: Статьи Юлиана Толстова | Добавил: Tolstov (17.05.2014)
Просмотров: 321 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2018