Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 21.08.2018, 13:04

Главная » Статьи » Статьи Юлиана Толстова

Каланчевка или Трубная?

А  знаете, что первый из московских вокзалов мог быть сооружен вовсе не на привычном для нас месте, а столь знакомая каждому москвичу и "гостю столицы" комбинация из "трex вокзалов" могла и вовсе не состояться? Но об этом чуть позже, а пока - о юбилее.  

В 1851 году, 1-го ноября, то есть ровно сто сорок пять лет назад, была открыта для общественного пользования первая в России настоящая железнодорожная магистраль Санкт-Петербург - Москва! Событие было настолько громкое, эпохальное, что и сегодня, спустя почти полтора века, самые превосходные эпитеты не кажутся чрезмерными: страна становилась-железнодорожной державой!

Для строительства дороги были привлечены лучшие ученые и инженеры; выдающиеся архитекторы придали единый характер и выразительность вокзалам, депо и прочим служебным заниям по всей линии.

Но выбор места для станции в Москве стал предметом особого (и весьма длительного) обсуждения. Начальник Южной дирекции генерал Н.О. Крафт, отвечавший за строительство московского участка дороги, предложил три варианта расположения железнодорожного вокзала: на пересечении Тверской улицы с Садовым кольцом, в конце Трубного бульвара и на бывшем артиллерийском полевом дворе у Красного пруда. Сам железнодорожный начальник отдавал предпочтение Трубному бульвару "по близости его к лучшим частям города" .

Для решения вопроса о месте строительства была создана и "высочайше утверждена" специальная Комиссия под председательством московского генерал-губернатора. Опасаясь, что постройка вокзала на Трубном бульваре потребует сноса многих строений, разобщит старые улицы и, главное, "представит неудобство по тесноте места для строений дороги", комиссия предложила построить пассажирскую и товарную станции на поле у Красного пpyдa. А 31 сентября 1843 года Николай I в соответствии с рассуждениями комиссии повелеть соизволил: быть железнодорожному вокзалу в Москве на Каланчевке! А за указанные земли, отчуждаемые у владельцев под станцию, казна уплатила купцу Бурову и церковному служителю Семенову 14 тысяч рублей серебром. Остальные земли прирезали "безвозмездно", отдав городу равный пай из земель Удельного ведомства.

Вокзал на Каланчевке строил архитектор К. Тон. Строительство было закончено в 1849 году, а петербургский аналог вокзала появился уже позднее. Почти одновременно с вокзальным зданием было построено рядом и внушительное здание таможни, исправно несущее свою государственную службу и сегодня.

Здание вокзала знакомо москвичам и сегодня практически в том виде, в каком было сооружено архитектором. А вот название вокзал менял много раз: Санкт-Петербургский, Николаевский, Октябрьский, Ленинградский ... Здание вокзала с просторным двусветным вестибюлем, пассажирскими залами и императорскими комнатами впечатляло современников. Со стороны путей к вокзальному корпусу примыкал массивный крытый дебаркадер длиной в 50 и шириной в 12,5 сажен. Его конструкция представляла последнее по тем временам слово инженерного искусства (автор Р.Д. Желязевич) и просуществовала полвека, только в 1903 году уступив место арочной. Деревянная платформа длиной в 80 сажен и (совершенно не гармонировавший с основной постройкой) каменный забор дополняли облик вокзала.

Внутреннее устройство здания тоже было превосходным: пол из отличного дубового паркета, шведские печи, обложенные мрамором, ватерклозеты, согреваемые каминами, стены, окрашенные в теплые, мягкие тона ... На втором этаже - просторные служебные квартиры для дирекции и обер-офицеров, служивших на станции. Именно этот факт положил начало транспортной традиции, когда начальник станции и другие служащие жили в казенных квартирах при вокзале. Не знаем, каково было семействам железнодорожников приспосабливаться к чисто "вокзальным" условиям, но для работы все это было, несомненно, удобно.

Построенную железную дорогу старательно "обкатывали". Первый "рабочий поезд" прибыл в Москву утром 3 августа. С ним приехали начальник Южной дирекции генерал-майор Н.О. Крафт и большая группа инженеров: сами строили - сами и испытывайте! А через два дня по новой дороге были отправлены первые батальоны лейб-гвардии Преображенского и Семеновского полков, проводить которые пришел "лично" Николай I. Солдаты ехали не в столь комфортабельных условиях, как первая "рабочая" бригада под предводительством генерала Крафта. На старой литографии они изображены сидящими на открытых платформах. Но патриотически настроенные  москвичи пришли прокоптившимся и пропылившимся солдатам на выручку. В газете "Московские ведомости" генерал-губернатор даже поблагодарил содержателей торговых бань ,за изъявленное ими желание опаривать (помыть в парной. - Ю.Т.) безденежно нижних чинов прибывшего в Москву гвардейского отряда ... " Чистых и "опареных" гвардейцев развели про казармам.

А 19-го числа по железной дороге отправился поезд с самим императором, его женой, наследником престола, великими князьями, четырьмя германскими принцами и многочисленными придворными. По сообщениям газет, "19-го числа сего августа изволили осчастливить здешнюю столицу своим пребыванием Их Императорские Величества", что свидетельствовало в пользу того, что "дорога, теперь оконченная, связывает воедино две столицы Русского царства и откроет для нашего быта и промышленности новую эпоху ... " А 1 ноября, как мы уже отметили, "двинулся первый всенародный поезд по новой железной дороге". Этот день и принято считать началом железнодорожной эры в истории России. В первом поезде, по сообщению петербургской газеты "Северная пчела" от 2 ноября 1851 года, "пассажиров было: в вагоне 1-го класса - 17, 2-го класса - 63, 3-го класса - 112. К 11 часам раздался первый звон колокольчика, через 5 минут другой, а в четверть 12-го подан знак свистком, и поезд, влекомый паровозом № 154, двинулся при общих радостных восклицаниях и усердном пожелании счастливого пути ... "

В то время жители обеих столиц, желающие ехать поездом, по прибытии на вокзал обязаны были предъявить особым чиновникам письменные "виды, званию их присвоенные, с надлежащим полиции удостоверением". От предъявления "письменных видов" (паспортов) освобождались лишь лица, едущие в свои загородные имения, крестьяне с продуктами на продажу, дворовые люди при своих господах, а также дети при родителях. Чиновники, рассмотрев все предъявленные документы, заносили данные о пассажирах в специальные книги. А на паспорте ставился штемпель, означающий, что "к отъезду по железной дороге препятствий нет". Только после этого можно было отправляться в кассу для получения билета на поезд.

Первые билеты тоже были особенные: для пассажиров 1-го класса - зеленые, для 2-го - красные, а для З-го - желтые. У каждого класса был свой зал ожидания. За 10 минут до отправления поезда "никакие причины и ни от какого лица, к получению билета не приемлются".   .

Строгие "николаевские времена" регламентировали действия пассажиров в соответствии с "Положением о движении". До специального звонка никто не мог выйти из зала ожидания на платформу. По перрону ходить не разрешали жандармы. И вообще каждое движение было расписано по минутам: встали, построились, вышли, распределились по вагонам соответственно купленным билетам - поехали! Подобное положение сохранилось до осени 1857 года, когда новый император Александр II, отвечая на многочисленные протесты публики, отменил и полицейскую проверку, и некоторые другие нелепицы. Он же, кстати, в год своего восшествия на престол переименовал Санкт-Петербургско-Московскую железную дорогу в Николаевскую. Новое имя получил и вокзал. О дальнейших переменах его "фамилии" мы уже говорили.

А к столетию со дня рождения Николая I в зале 1-го класса Николаевского вокзала был торжественно открыт бюст императора (правда, временный, гипсовый). Но памятные доски по бокам бюста были металлическими с  выгравированными золотом надписями. На одной были перечислены этапы строительства и открытия первой российской железной дороги, а на другой -императорский Указ о ее постройке ... Сведения, содержавшиеся в памятных досках, не всегда найдешь и в подробном справочнике. Жаль, что их судьба с определенного исторического момента покрыта мраком классовой борьбы и забвения.

В связи с редкими посещениями первопрестольной "высочайшими особами" "царские комнаты" на вокзале стали использоваться железнодорожным начальством для крупных "региональных совещаний". А новые привилегированные апартаменты появились в здании вокзала лишь после 1937 года, когда состоялись выборы в Верховный Совет СССР и народились особые "депутатские комнаты" ...

Многое изменилось внутри вокзала за почти полтора века. Но его внешний облик остался прежним; неузнаваемы только окрестности. Рядом с Николаевским вокзалом вырос Ярославский, а потом и Казанский ... Околовокзальную территорию опутала густая сетка рельсовых путей. Но первый из российских вокзалов и сегодня высится на площади - первый среди равных!

 

Категория: Статьи Юлиана Толстова | Добавил: Tolstov (23.05.2014)
Просмотров: 420 | Теги: Николаевский вокзал, Красный пруд, Каланчевка | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2018