Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 21.08.2018, 13:09

Главная » Статьи » Статьи Юлиана Толстова

Куда исчез Великий Красный пруд

Нынешняя Комсомольская площадь так привычна в восприятии москвичей! Мало кто знает, что под ней погребен самый крупный когда-то водоем столицы - с лодочными пристанями, купальнями, портомойнями ... Случилось это давно, на рубеже XIX-XX веков, по мере развития Московской дороги. Великий Красный пруд оставил о себе память лишь в названиях некoтopых улиц ...

 Ученые-географы в результате длительных исследований установили, что на нынешней территории Москвы в старину было около 800 озер, прудов и болот, не считая многочисленных речек, речушек и ручьев. Среди множества  городских водоемов на всех московских картах особенно выделялся размерами Красный пруд. Упоминание о нем есть в стародавних летописях еще с 1423 года. Тогда он назывался Великим. Водное зеркало его превышало 23 гектара -  территория почти равная кремлевской. Действительно Великий! Располагался он между Каланчевым полем, где сегодня высится Ярославский вокзал, и нынешней Верхней Красносельской улицей.

Для исследователей ландшафта Москвы за добрых 250 лет неоценимым и достоверным источником является один из памятников отечественной картографии с таким вот предлинным названием: «План императорского столичного города Москвы, сочиненный под смотрением геодезистов архитектора Ивана Мичурниа в 1739 году».

На этом плане петровских геодезистов у Красного села (отсюда и Красносельские улицы) обозначен обширный пруд, в который с севера, где ныне вагонное депо Октябрьской дороги, впадает небольшая речка. Из южной его части - примерно против универмага «Московски» - вытекает река Чечора; до ХVIIIвека «чечерой называли старое русло, следовательно, эта река на Каланчевке - давнишняя. В Чечору с запада впадал ручей Ольховец, имеющий исток у Домниковки, и образовавший болото на месте современного Казанского вокзала.

К западу от Красного пруда, на месте Ленинградского и Ярославского вокзалов, аккуратным прямoyroльником показан Новый Пушечный или Полевой артиллерийский двор, который известен кроме пушек и тем, что в 1697 году Петр Первый казнил там часть мятежных стрельцов.

В 1849 году на месте сгоревшего артиллерийского двора и ближе к западному берегу пруда был построен Николаевский вокзал С. Петербургско-Московской железной дороги. С его постройкой Каланчевское поле, что расстилалось перед Красным прудом, стало уже не «поле», а привокзальная площадь, которую со временем все гуще застраивали.

Частное Общество Московско-Ярославской железной дороги в 1862 году рядом с Николаевским возвело свой небольшой, беленький двухэтажный вокзал. Предварительно для этого пришлось отвоевать часть земли у Красного пруда, и с этого времени Ярославская дорога понемногу, но регулярно, из года в год, засыпала его акваторию: за вокзалом поставили багажное отделение, «вагонный сарай», мастерские, водокачку.

Шли годы, постепенно, как шагреневая кожа, сжимался красавец-пруд: его берега отодвигала не только железная дорога, но и десятки подрядчиков, что кормились рядом с «чугункой». Все это очень загрязняло округу, и если раньше пруд был славен своими купальнями и хорошей водой, то с середины 90-х roдов прошлоro века об этом стали забывать. В связи с тем, что в пруд сваливали с грунтом и отбросы, санитарный надзор запретил не только содержание купален, но даже и портомоен, то есть стирку белья.

В описываемый период знаменитый Красный пруд, помимо своего естественного предназначения, являлся главным вoдoxpанилищем обширного района на случай пожаров, а потому и поддерживался в определенном размере и объеме. И только с проведением в 1893 roдy новoro roродскоro водопровода он потерял свое значеиие, и именно с той поры стали возрастать предложения о ero засыпке и сдаче в аренду возникающих участков.

Особенно настойчивой была администрация Московско-Ярославской железной дороги, поскольку сырость и комары в летнюю пору весьма досаждали пассажирам. Имея в виду жалобы на антисанитарное состояние пруда и со стороны населения, неприглядность водоема, лежащеro на оживленной городской магистрали, железная дорога обещала быстро принять меры к засыпке пруда своими средствами, но с условием отчуждения в ее пользу большей части земли или сдачи в долгocрочную аренду для развития своей товарной станции.

Пока прикидывались различные варианты решения гидропроблемы, летом 1898 гoда Краснопрудная улица, что пролегла одной стороной вдоль по бережку, была значительно расширена. Необходимость в этом давно назрела: с появлением трех вокзалов здесь во множестве выросли съестные лавки для пассажиров, пивные, трактиры, появились дешевые меблированные комнаты, небольшие гocтиницы. Проезд же был узким, затрудненным. Для его расширения часть водоема, примыкавшего к Краснопрудной, засыпали землей, выкопали деревья и кустарник, что росли по берегу, намереваясь устроить на образовавшейся площадке бульвар с аллеями и цветником. Это примерно от нынешней Верхней Красносельской до Ярославского вокзала.

После продолжительных раздумий - оставить часть пруда или засыпать весь, устроить сквер возле воды или все замостить камнем - городские власти решили: пруд оставить площадью в 1 тысячу квадратных сажен, то есть примерно как Патриарший или Чистые пруды. Остальное пространство засыпать, разбить на участки и отдать в аренду или под застройку. Город предполагал также некоторые из участков приспособить для собственных надобностей: складов камня, песка и других строительных материалов, подвозимых по железной дороге. Власти посчитали сие весьма выгодным, так как тарифы на перевозку лесных и строительных материалов, местных грузов на Ярославской были ниже, чем на Брестской или Курской дорогах.

Согласно бытовавшей практике, все важнейшие для жизни города решения Московская Городская Дума принимала только после обстоятельного их изучения соответствующим подразделением и составленного по сему доклада. Так же обстояло дело и с Красным прудом. Городская Управа, занимавшаяся им, представила подробный доклад, который и был обсужден Думой 19 августа 1900 года.

Земляные работы предполагали вести со стороны товарных путей Ярославской дороги. Это, по мнению комиссии, представляло сразу два удобства: с одной стороны, скорее можно начать эксплуатацию  участков, намеченных под склады; с другой - отсрочить время полного исчезновения пруда для использования его Николаевской, Казанской и Ярославской железными дорогами, ибо они до полной засыпки смогут изыскать новые источники водоснабжения для паровозных и вагонных депо, мастерских.

Комиссия настаивала именно на таком пути как наиболее эффективном, что доказывал ее опыт засыпки достаточно крупных прудов - Вокзального у Рогожской заставы, Балкан у Переяславки. Что касается значительных затрат на засыпкy, то они по расчетам окупались за 7-10 лет, и затем засыпанная площадь станет приносить доход в городскую казну. Последовала резолюция городского головы князя В.Голицына: «Одобрить предложение Городской Управы о засыпке Красного пруда и об устройстве на засыпанной площади сквера, проездов и участков под склады или под застройку».

По планам города тех дней к моменту начала засыпки пруд раскинулся от путей Ярославского вокзала, где сейчас здания метродепо «Северное», на уровне 2-го Краснопрудного проезда и простирался в сторону Красносельской. На месте большого дома № 1 по Краснопрудной улице, где на первом этаже разместились крупнейшие в Москве международные кассы Центрального железнодорожного агентства, располагался ряд ремонтных тупиков станции. На одном из них, восьмом ремонтном, что был рядом с мастерскими и оканчивался забором у Краснопрудной, 17 сентября 1900 года ранним утром маневровый паровоз вел 31 вагон, из которых много было груженых. После отцепки нескольких из них паровоз так их сильно толкнул, что они разбили на своем пути два деревянных упора, ударились в  забор, и два вагона были выброшены на Краснопрудную улицу, где повредили асфальт.

Слава Боry, в ранний час пешеходов и экипажей было мало и никто не пострадал. Представим себе сегодня такую картину: в поток машин на Краснопрудной вдруг вклиниваются сбоку грузовые вагоны, взломавшие ограду станции - брр, как это было бы неприятно! Но ведь было.

Управление железной дороги решило использовать этот инцидент; и под предлогом переноса ремонтных мастерских, перепланировки и развития товарной станции начальник Московско-Ярославско-Архангельской дороги надворный советник А.А. Волков обратился в Московскую Городскую Думу с предложением (повторным): не пожелает ли город продать или сдать в долгосрочную аренду эту всю землю. Дума поручила своей авторитетной Финансовой Комиссии все взвесить и просчитать, дабы не продешевить. В консультациях прошло полгода, и вот в своем докладе от 26 апреля 1901 года Финансовая Комиссия сообщила: «Уведомить Комитет Управления Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги, что Городское Общественное Управление не находит возможным передать в арендное содержание или продать землю из-под Красного пруда.

Поручить Городскому Управлению немедленно приступить к засыпке Красного пруда, устройству там сквера, проездов и участков под склады, т.к. городу выгоднее иметь самому высокую арендную плату».

Вот с этого документа 1901 года вопрос о судьбе пруда был окончательно решен. Засыпать пруд Дума решила «малой кровью»: в газетах многократно сообщалось, что приглашают сюда бесплатно сваливать чистую землю всех желающих, а не возить далеко на городские свалки. Однако в тот период большого строительства в Москве не велось, и землю на засыпку не везли: за 9 месяцев наскребли всего 3500 кубических сажен из почти 27 тысяч потребных. Причем в основном эту землю подбросили соседи. Дело в том, что на Верхней Красносельской фабриканты братья Абрикосовы купили 4 гектара земли, где заложили цехи карамельно-кондитерской фабрики (ныне Фабрика им. Бабаева). Здесь же Абрикосовы на пересечении Верхней Красносельской и Проезжей улиц строят себе двухэтажный жилой особняк - сотни подвод с землей из котлована под фундаменты цехов и особняка потянулись к засыпаемому Красному пруду.

Наибольшее же число подвод с землей везли из местности, недавно прирезанной к Москве за Крестовской заставой, где велись работы по спланированию проездов и также дрyrиx мест. При таких условиях к зиме 1902 года смогли засыпать, утрамбовать и сдать под склады 2300 квадратных сажен, и какая-то арендная плата тонким ручейком пошла в городскую казну, что было не лишним: общая смета на засыпку составила 150 тысяч рублей.

Во всей «эпопее» не обделили вниманием речку Чечору, что вытекала из пруда, приняв в себя и верховые воды окружающей местности - ее заключили в массивную кирпичной кладки трубу. Засыпка пруда по всему периметру , вспомним, началась в 1902 году, продолжалась эта масштабная работа довольно долго – 9 лет. Из  общей площади замостили камнем для проездов к складам 4 тысячи квадратных сажен. Остальное пошло под аренду. Для удобства клиентуры залили асфальтом тротуары, поставили керосиновые фонари (хотя шел уже ХХ век), к пакгаузам провели железнодорожные ветки.

На всю эту прудовую эпопею израсходовали 142 тысячи рублей. Одновременно за эти годы получено 122 тысячи рублей арендной платы за склады и площадки. Тем не менее, к 1910 году оставалось засыпать свыше двух тысяч квадратных сажен. По решению Городской Управы в смету расходов на 1911 год дополнительно внесли 33 тысячи рублей на окончание работ по планировке и замощению участков на засыпанном Красном пруду, установку освещения и иного благоустройства. О цветах и деревьях здесь уже не говорится: им места просто не нашлось. Именно с 1911 года на картах Москвы перестали помечать Великий Красный пруд, ушла в небытие еще одна частичка древнего города.

 

 

Категория: Статьи Юлиана Толстова | Добавил: Tolstov (13.04.2014)
Просмотров: 814 | Теги: Чечора, Николаевский вокзал, Красный пруд, Ярославский вокзал, Комсомольская площадь | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2018