Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 20.09.2018, 16:01

Главная » Статьи » Статьи Юлиана Толстова

Летели булки по закоулкам. А с ними - пожарные.

Москва - город древний, за свою долгую жизнь не раз переживавший буйства стихии. Правда, сведения о них дошли до нас без подробностей. А вот всесокрушающий вихрь начала прошлого века, что принес столице множество бед, был описан многочисленными свидетелями в малейших деталях.

16 июня 1904 г. над окраиной Москвы - улицами «Рогожской, Лефортовской, Басманной и Мещанской части» - пронесся смерч с проливным дождем и градом. Ураган принес много горя и разрушений, убытки оказались тоже весьма значительны. Собственно, над Москвой ураган промчался в начале шестого часа дня, но до того он свирепствовал в окрестностях города, сметая деревни, уничтожая леса и посевы, не давая пощады никому, кто имел несчастье очутиться на его пути.

Грозная стихия захватила громадный район. По свидетельству пассажиров дачного поезда № 91 Московско-Курской дороги, они увидели громадную темно-свинцовую тучу, соединившуюся с землей воронкой, которая, быстро вращаясь, понеслась параллельно колее, обогнав поезд. Вскоре ветер перешел в ураган, ломавший и выдиравший с корнем деревья. С особой силой смерч стал бушевать на станции Перерва, где сорвал зонтообразные крыши громадных нефтебаков, погнул до земли мачты семафоров. Черное облако было с каким-то огненным оттенком, многие думали поэтому, что горит склад керосина Нобеля на Нижегородской.

Немало бед натворил смерч в соседнем с Перервой Люблино. У самой станции, в так называемом «Новом поселке», разрушил большую его часть, устремившись затем на имение известного московского коммерсанта Голофтеева - дворец  Дурасова. В усадьбе не только сорвало и свернуло жгутом крышу, выбило рамы, но и разбросало, разломало старинную обстановку. В Люблино пострадало около 60 дач, знаменитая роща лежала, подобно скошенной траве. Именно здесь появились первые жертвы, к примеру, сына стрелочника Иванова вихрем вбросило под проходивший поезд. Помчавшись далее, ураган достиг и уничтожил деревню Хохловку (ныне это территория Москвы). На месте крестьянских домов, на протяжении версты, видны были лишь их остовы. Здесь вихрь с особой силой по бревнышку раскидал крестьянские избы: лежавшее за деревней болото было завалено обломками, из которых многие пролетели не одну сотню метров. Все это сопровождал невиданно крупный град, весом градины достигали почти фунта (400 г). Такими ледяными ядрами были забиты насмерть «крестьянка А. Павлова, застигнутая за полотьем грядок», и Д. Чураев, «27 лет, что бежал по полю домой, ища спасения».

У проезжавшего по Рязанскому шоссе с двумя возами казенного вина «вощика Иванова убита лошадь», а возы с товаром разбиты вдребезги. Здесь, в Хохловке, оказалось особенно много погибших от летевших камней, крыш, карнизов ворот, деревьев. Побило домашний скот. Одним из летевших по воздуху колов «беременную Анну И. прошибло насквозь».

Миновав Хохловку, циклон налетел на строяшийся между ней и деревней Карачарово мост Окружной дороги.

Порывом ветра с железнодорожного моста снесло стоявшие там платформы с балластом и рабочими , что их разгружали. Деревня Карачарово также была разнесена по бревнышку, здесь остались лишь скелеты домов. От придорожного трактира уцелела одна стойка с краном для разлива. Пострадали Капотня, Братеево, Грайвороново. Раненых отправляли в Кузьминки, где была больница в имении князя Голицына. Кстати, там же погибло около половины прекрасного старинного парка, который так и не восстановили. Не пощадил ураган и Сокольники: здесь появились новые просеки, поскольку были вырваны стволы громадных сосен, ранено много гулявших москвичей.

В Сокольниках пострадал известный пивзавод Калинкина, почти ничего не осталось от лесных складов, перенесенных сюда с Каланчевки, когда началось строительство Рязанского вокзала. Близ Ивановской улицы, в тех же Сокольниках, вихрь сорвал с лошади мальчика-форейтора, и, брошенный с силой об забор, он тут же скончался.

Сильно пострадал популярный ресторан «Золотой якорь», что располагался в тех же краях. В Черкизове, в заповедной «Митрополичьей роще», шквал проделал просеку шириной в полуверсту и более версты длиной. В Лефортово совершенно была уничтожена Анненгофская роща. Падающими деревьями было убито немало скота, лошадей, появились и людские жертвы. Буря разломала все здешние строения-сторожки, спаслась лишь одна семья, спрятавшись в русской печи, что устояла от ветра. Пострадали тогда кадетский корпус, госпиталь, фельдшерская школа. С громадного здания Лефортовского дворца снесло всю крышу, в доме не осталось целых рам, и ливень хлестал без преград по ценнейшим документам Главного военного архива. В Москве сорвало главы и кресты множества церквей, в Новоспасском монастыре поврежден купол, пострадал и Симонов монастырь. В Чагино купол местной церкви забросило в Москва-реку. На Покровокой улице, что возле платформы «Новая», купол церкви занесло на высокую железнодорожную насыпь, движение поездов прервалось. Трудно представить себе ужас застигнутых бедствием жителей, многим это представлялось концом света. Мощный вихрь крутил и разносил по воздуху домашний скарб, запасы дров, сена, куски заборов, не только птицу, но и крупный скот. Было немало изувеченных и погибших, на улицах слышались стоны, вопли раненых и просто напуганных. Как только стихия немного успокоилась, пострадавших стали развозить по московским больницам, оказывать посильную помощь. Не станем упоминать множество фабрик и заводов, мастерских и цехов, что в той или иной мере пострадали, - их были десятки. Основательно, например, «задело» завод Гужона на Владимирке, где языки вихря наделали немало бед.

На Немецком рынке ураган в мгновенье ока снес все палатки мелочной торговли, и товары разлетелись по всей округе. Возле Гаврикова переулка, где высятся громадные пакгаузы Казанской дороги, вереница вагонов, стоявших под погрузкой у элеватора, была сброшена с рельсов, не выдержав натиск ветра,рассыпался накирпичики массивный брандмауэр элеватора. Неподалеку, у Гаврикова переезда, обломками убило сразу пять лошадей. В черте города все переезды железных дорог были перекрыты упавшими телеграфными столбами, мотками провода, иными предметами. На каждой улице - свой урон от урагана. На углу Красносельской сильно ушибло проезжавшего на фуре работника булочной Виноградова, посыпавшиеся булки тут же порывом разнесло по закоулкам. Да что кренделя-сайки - городовые Медведев и Сотников, стоявшие на своих постах, были подняты на десятисаженную высоту (сажень = 2,134 м), также взлетели под облака несчастные пожарные Лефортовской части Баландин и Копылов - все они погибли.

Деревню Большие Мытищи «рассыпало» более чем наполовину, находившийся там вагоностроительный завод Саввы Мамонтова получил чувствительные повреждения . Вихрь как тростинку сломал заводскую кирпичную трубу, которая при падении раздробила готовые вагоны и часть корпусов. Завод затем около месяца устранял повреждения. Доски, сложенные в штабеля близ путей, раскидало веером на обширном пространстве, жители потом их подбирали для постройки хоть каких-то времянок. На Щепковской ветке дачи, стоявшие ранее в густом ельнике, оказались на открытых площадках в кучах бурелома.

Городские власти весьма оперативно стали принимать меры по ликвидации последствий стихии. Буквально в тот же день Московская Дума создала «Особый временный комитет для оказания помощи пострадавшим». Под лозунгом «Всякое даяние - благо» власти приступипик сбору пожертвований. На места для определения ущерба выехали члены Городской Управы, санврачи, страховые агенты, волостные старшины, попечители. И в довольно короткий срок пострадавшим смогли оказать реальную помощь, исходя из размера ущерба. Это, пожалуй, был один из первых примеров оперативной и действенной помощи большого масштаба, когда Городская Дума смогла достойно решить проблему. Опыт коллективных действий помог властям города спокойнее справиться с последствиями стихийного бедствия иного рода - наводнением 1908 года.

Кстати, прошедший в Москве ураган сказался на положении дел в промышленном, деловом мире столицы. Ведь многие склады готовой продукции, амбары с мануфактурой, одеждой, шерстью, мукой, сахаром, крупами были разрушены и залиты ливнем, попорчены обломками зданий, осколками стекла. Московскую биржу залихорадило: подсчитывались убытки и возможности восстановления порушенноrо, поскольку следовало своевременно выполнить коммерческие договора и соглашения. Постепенно жизнь налаживалась: разобрали завалы, застеклили окна, покрыли крыши домов, восстановили упавшие кресты в храмах. Но рассказы о страшном бедствии еще долго ходили в народе, порой обрастая фантастическими подробностями.

Юлиан Толстов

 

Категория: Статьи Юлиана Толстова | Добавил: Tolstov (29.05.2014)
Просмотров: 415 | Теги: Ураган в Москве | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2018