Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 24.01.2019, 15:43

Главная » Статьи » Статьи Юлиана Толстова

Любовию народа...

Московские городские власти недавно одобрили идею возведения монумента в честь Александра Второго. Этим памятником будут отмечены заслуги  императора перед Россией. Памятник царю ранее уже существовал в Кремле, но судьба его оказалась трагичной. Какова же история этого, самого крупного в стране царского монумента-галереи?

Император Александр II, убитый народовольцами 1 марта 1881 года, являлся в истории России крупнейшим реформатором.

За свое главное деяние, освобождение в 1861 году крестьян от крепостной зависимости, он был прозван «царем-Освободителем». Помимо этого, в его правление были введены цивилизованный и гласный суд, земское и городовое самоуправление, появилась свобода печати, отменены телесные наказания и немало иных полезных новшеств.

Буквально через неделю после его гибели московский городской голова Сергей Третьяков предложил установить ему «памятник народный в Кремле». Довольно скоро из Петербурга пришел высочайший рескрипт, где новый император - Александр Третий - давал свое согласие на постройку памятника. Был организован Комитет по сооружению монумента, председателем которого стал московский генерал-губернатор князь В.А. Долгоруков, а после его отставки - Великий князь Сергей Романов. Сразу же начался сбор пожертвований, была объявлена подписка «по всей Земле Русской». Большие взносы поступили от Московской Думы (100 тыс. руб.), Московского губернского земства (25 тыс.), сыновья императора «скинулись» по 50 тысяч. Но самыми дорогими были рубли и полтинники, поступившие от простого народа. К лету 1898 года сумма всех народных пожертвований составила почти 1 миллион 900 тысяч рублей. Местом для сооружения была выбрана площадь на плац-параде, в Кремле, против Николаевского дворца, где и родился Александр II. Проведенные три конкурса не удовлетворили комиссию, заседавшую под председательством профессора архитектуры А.И. Резанова. Высокие судьи отмечали как лучшие проекты академиков Шервуда, Опекушина, скульпторов Антокольского, Чижова, но ни один не получил полного одобрения. Кстати, среди прочих был и проект архитектора Шурупова, предлагавшего установить памятник не в Кремле, а на Красной площади, как раз на том месте, где ныне Мавзолей.

В итоге дело в свои руки взял сам Александр Третий и поручил художнику Павлу Жуковскому (сыну известного поэта) и архитектору Николаю Султанову составить проект памятного сооружения, статую же заказали скульптору Александру Опекушину (автору памятника Пушкину). В мае 1890 года их предложения получили «высочайшее одобрение». Очень скоро на южном склоне Боровицкого холма двести крепких землекопов вонзили свои заступы в древнюю кремлевскую землю.

Грунт оказался весьма неустойчив, пришлось углубиться почти на 19 м, до скального основания, на что ушло три года работы. При этих раскопках встретилось немало остатков старины: следы двух старых захоронений, предметы домашнего обихода, удивительные изразцы, глиняные чернильницы, каменные и чугунные ядра. Но вот наступило 14 мая 1893 года - день закладки будущей московской святыни. На дне котлована, на помосте поставили шатер из красного сукна, отделанный позументом с  кистями, над шатром высилась золоченая корона. К помосту сверху установили широкую, пологую лестницу с местами для почетных гостей. Прибывшего Александра III и Великих князей с супругами и детьми встретили московские власти, министры и приглашенные лица, после чего на помосте началось молебствие. Процедура закладки оказалась непростой и более в Москве не повторялась. Для нее подготовили три вида камней: из красного сибирского кварцита с золоченым текстом для императора с супругой, из белого мрамора с красными надписями для членов семьи и свиты и из такого же мрамора, но с синим текстом для членов строительного комитета. Закладные эти камни выполнили под старинные кирпичи-плинфы. Это были аккуратные плитки 18х9 см и в дюйм толщиной. На помосте заранее установили массивную, отполированную гранитную глыбу со значительным углублением в ней. Вначале на вызолоченном блюде поднесли золотые, серебряные и медные монеты чеканки года закладки - 1893-й - от четверти копейки до самого высокого номинала, империала. Для каждого августейшего лица приготовили по пятнадцать монет, что кучкой лежали в особых углублениях блюда. Положенные в глыбу монеты закрыли мраморной доской с текстом о времени закладки и особах, ее совершивших. Только после этого на плиту стали укладывать вышеописанные камни. Известь для укладки «камней » высоким особам подавал академик Опекушин, а серебряный молоточек и лопаточку - архитектор проекта Султанов. Именно с этой густо нафаршированной гранитной глыбы и началось возведение террасы, которая составила постамент памятника.

После закладки все отправились смотреть макет будущего сооружения и материалы, из которых его станут возводить. Салютом орудийным, в 101 выстрел, завершилась официальная часть церемонии. В течение дня масса народу посетила место закладки. А вечером, как часть торжества, небо столицы озарил фейерверк, редчайший, по утверждению знатоков.

Строительство памятника продолжалось пять лет. Александру III было представлено пять вариантов скульптур, из которых он выбрал одну, что и была установлена в Кремле. Для исполнения работы А.М. Опекушину, по повелению императора, из Оружейной палаты выдали то облачение, в котором Александр II короновался на царство. Сложную модель для отливки лепили 8 месяцев, и столько же месяцев шла отливка на одном из заводов в городе на Неве. Каменную глыбу под статую весом 1500 пудов доставили осенью 1897 года к платформе Брестского (Белорусского) вокзала. По Тверской к Кремлю платформу везли 14 троек лошадей, а также множество добровольцев, тянувших за боковые веревки. День открытия неумолимо приближался. Московская Городская Дума, жители столицы восприняли предстоящее событие как большое государственное, патриотическое дело. К этому дню успели закончить ремонт всех кремлевских зданий, заново замостили царскую площадь и подходы к ней. Многие домовладельцы за свой счет изобретательно украсили фасады домов.

Удивительно, но к  750-летию Москвы, в 1897 году, город выглядел менее нарядно, и дата, по сути, прошла незаметно. Ныне же Москва, а не только Кремль хорошели на глазах. Впечатляюще выглядели Кузнецкий мост, Софийская набережная, усадьба Харитонова, Густава Листа, здание шоколадной фабрики товарищества Эйнем, Калужская улица до Нескучного сада, почтамт. Подсвеченный фонтан на Лубянской площади был убран лавровыми и пальмовыми деревцами в кадках и вьющимися растениями. Выделялась иллюминация, красивая драпировка тканями, зеленым убранством Постниковского пассажа (ныне театр им. Ермоловой), дома Филиппова, Варгина.

На Тверской площади установили нарядные мачты с флагами и знаменами, красивые декоративные объемы, впечатляющий размерами щит с государственным гербом, удачно отделанный фольгой. Особенно впечатляла иллюминация и оформление здания Городской Думы; не отставали и Верхние Торговые ряды (ГУМ) - только на украшение фасада этого «дворца торговли»  его правление выделило 5 тыс. рублей. Но самое яркое и изобретательное убранство пришлось на Каланчевскую площадь и ее вокзалы, эти ворота города, куда приезжали многочисленные гости столицы. Помимо почетных лиц, по Николаевской железной дороге тремя поездами из запасов придворного Конюшенного ведомства было доставлено 90 экипажей, состоящих из старинных карет и нарядных ландо, и столько же лошадей для нужд царя и его окружения. Специальными командами, для усиления местного состава нижних чинов полиции, прибыло подкрепление, что разместили наскоро в Манеже. Также на открытие прибыло свыше 70 корреспондентов и фотографов из газет России и Европы, правда, пригласительные билеты получила только небольшая их часть - тогда не придавалось значения важности прессы. Правда, пригласили представителей дворянства и волостных старшин изо всех уголков и краев России, имея в виду, что они станут  рассказчиками и свидетелями торжества в Кремле. Словом, празднику открытия царского памятника придали невиданный размах.

Ясным, ранним летним утром 17 августа 1898 года москвичи были разбужены выстрелами пушек с Тайницкой башни Кремля - это был сигнал о предстоящем торжестве открытия памятника Царю-Освободителю. Задолго до урочного часа были заняты народом все места на Кремлевской стене от Спасской башни до Константиновской, все ярусы колокольни Ивана Великого, подходы к плац-параду, около гостевого помоста и другие уголки, откуда хоть как-то виднелся памятник.

Войска заранее построились в четыре линии, лицом к монументу. К часу дня прибыли члены Государственного совета, сенаторы, министры, статс-секретари, генералы и адмиралы, генерал-губернаторы, представители всех сословий и обществ великой России. В два часа дня крестный ход выступил из Чудова монастыря, за митрополитом следовал император Николай II с супругой и члены семьи.

Началось молебствие, служил высокопреосвященный Владимир.  Но вот спадает покрывало со статуи. По команде императора войска отдали честь памятнику, с Тайницкой башни загремел салют из 360 выстрелов орудий полевой артиллерии! Все это время хоры музыки исполняли Преображенский марш - это был самый торжественный момент в открытии монумента.  Гул орудий продолжался довольно долго, вся Софийская набережная была окутана дымом от пушечных залпов. После чего все направились с гостевого помоста к памятнику для обзора его. Объяснения давали  художник П. Жуковский и архитектор Н. Султанов. В это время царю и высочайшим особам были преподнесены медали, выбитые Петербургским монетным двором по случаю открытия памятника.

К этому моменту войска перестроились для церемониального марша. Николай II, встав во главе войск и обнажив саблю, провел всю колонну торжественным маршем, причем салютовал памятнику саблей! На этом церемония завершилась, начался разъезд высокой публики. Но множество людей еще долго толпилось у памятника, любуясь величественным монументом. Почетным гостям при разъезде вручалось роскошное издание, подготовленное архитектором Николаем Султановым и посвященное особенностям памятника Александру Николаевичу. И действительно, о памятнике следует рассказать поподробнее, условно он состоял из трех частей. Основание его - объемная, высокая терраса, что опиралась на склон Кремлевского холма, возвышаясь до уровня плац-парада. При этом памятник нисколько не отнимал места у площади. Терраса имела две боковые каменные лестницы из серого финского гранита, которые вели посетителей в Нижний Кремлевский сад, нынешним - увы! – недоступный.

Вторая часть представляла собой сквозную арочную галерею, в виде буквы "П" длиной по периметру 100 м. Галерею украшали ЗЗ прекрасных мозаичных портрета - панно, от святого князя Владимира до Николая Первого, выполненных известными венецианскими мастерами.

Одни эти мозаики представляли собой выдающуюся ценность и были высоко отмечены специалистами. Внутри галереи - скамьи из песчаника, покрытые дубовыми накладками: отдыхай, смотри на панно, размышляй. Покрытие галереи тоже было непростым, из бронзированной черепицы, вызолоченной или зеленой, что позволило создать красивый узор.

На фризе галереи было высечено: «Сооружено доброхотным иждивением русского народа». Надпись эта здесь присутствовала по праву. Вспомним, что памятник обошелся почти в два миллиона народных денег!

Сам монумент стоял на площадке в обрамлении галереи с мозаикой - это как бы завершающая часть замысла. Именно здесь был установлен высокий, пирамидальный шатер, или по-славянски «сень», под которой виделась великолепная скульптура Александра II. Отлитая из бронзы пятиметровая статуя выполнена безукоризненно. Академику А.М. Опекушину удалось поразительно верно передать выражение лица покойного императора. Он изображен в полной генеральской форме, в порфире и Андреевской ленте, взгляд его обращен к кремлевским святыням. На гранитном пьедестале памятника сделана краткая надпись: «Императору Александру II - любовию народа».

Органично вписавшийся в ансамбль Кремля памятник полюбился москвичам. Посетители нередко присаживались там в галерее, любовались видом Замоскворечья, глядя на мозаики, кто-то и вспоминал российскую историю.

Памятник спокойно простоял совсем немного лет. Уже в 1918 году, во исполнение печально известного декрета СНК «О снятии памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг», была разобрана статуя Александра, обезглавили столь замечательное сооружение. А вот основание с сенью, шатрами и галереей простояло еще ряд лет. Хотели было на это основание поставить монумент к 10-летию Октября, но не осилили. И к 1928 году снесли все окончательно, уничтожив заодно и притулившуюся у его подножия старенькую церквушку Константина и Елены. Через год

сломали и Николаевский дворец, где родился Александр Второй. Как же будет хорошо, если памятники перестанут разрушать, в чью бы честь и чьими бы стараниями они ни возводились.

Юлиан Толстов

 

Категория: Статьи Юлиана Толстова | Добавил: Tolstov (26.03.2014)
Просмотров: 493 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2019