Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 11.12.2018, 01:00

Главная » Статьи » Статьи Юлиана Толстова

Малоизвестный почтамт

     

Прекрасное здание на Мясницкой знакомо не только москвичам, но и вечно озабоченным командировочным, что забегали сюда за ответом и дальнейшими указаниями пославшего их начальства, а также разного рода приезжим, отпускникам, что обычно толпились у отдела «До востребования». И уж всегда здесь встретишь студентов, заскочивших в ожидании денежного перевода из дому. Воздух в здании московского почтамта был какой-то волшебный. Там вкусно пахло эдаким особенным клеем и еще чем-то жилым, добрым, нужным. За окошечками виднелись славные девушки в аккуратных синих халатиках, нередко с одинаковыми прическами, носившими невероятное название «шестимесячный перманент»!

В большом, высоченном светлом зале обычно стоял приглушенный говор: народу всегда было много. За массивными, необъятными дубовыми столами с какими-то доисторическими чернильницами, где в желобках лежали ручки со стальным пером «№ 86» (кто их помнит теперь, этот№ 86?), как-то особенно уютно писались письма: деловые и личные, да что письма, даже стихи легко ложились на бумагу.

Нет, наверняка здесь проживал какой-то большой добрый дух, который любил людей, объединяя их общим почтовым полезным делом. Но все это было-было ... до 1990-х годов, до воцарения на почтамте торгово-сырьевой биржи. А пока здесь продолжают разбираться торговые проблемы, вспомним, как появилось на старой Мясницкой, когда-то считавшейся важнейшей столичной улицей, столь нужное для города и его жителей учреждение - почтамт.

Сама почтовая служба в поисках наиболее удобного помещения переменила добрый десяток адресов, пока не обосновалась в деловых кварталах столицы. Здесь в 1742 году, на Мясницкой 42, угол Чудовского переулка, казна приобрела у Демидовых подходящий дом, который во всех документах числится как «Старый почтамт». Но этого помещения хватило ненадолго, и в 1792 году, на той же Мясницкой, была подобрана прекрасная, с обширным садом бывшая усадьба Меньшикова (дом №26), почти напротив знаменитой Телеграфной башни. Здесь-то и построили солидное, двухэтажное, по-европейски оборудованное здание почтамта. К сожалению, старинный сад пошел под топор - пришлось значительно расширить служебный двор для громоздких почтовых карет. В казенной квартире при почтовой службе проживал и сам почт-директор Иван Пестель. Здесь у него родился и вырос сын Павел, который впоследствии был казнен после неудавшегося восстания декабристов. Полковник Павел Пестель был главой "Южного общества» и считался одним из руководителей заговорщиков.

К началу ХХ столетия почтово-телеграфное ведомство в ряде своих документов сообщило о непригодности имевшихся помещений московского почтамта и острой потребности в «дополнительных производственных квадратных метрах». Авторитетные чины этого министерства наметили два варианта выхода из положения - строить новое здание почтамта у Николаевского (Ленинградского) вокзала или полностью реконструировать имевшиеся строения. В итоге порешили строить заново на Мясницкой. В начале 1910 года Государственная Дума утвердила законопроект об ассигновании 1300 тыс. рублей на постройку трехэтажного здания почтамта. Одновременно была создана специальная комиссия под председательством тогдашнего почт-директора В.Б. Похвистнева, которая по закону являлась главным распорядительным органом по постройке нового здания. Первое, что сделала комиссия -объявила торги на подряд по строительным работам. Купец 1-й гильдии М.Е. Синицин, выигравший столь почетные торги, и стал основным подрядчиком по всей перестройке. Авторами проекта, как указывает энциклопедия «Москва» В статье «Почтамт московский», являются питерский архитектор Оскар Мунц и инженер Леонид Новиков, бывший в те годы старшим архитектором Главного управления почт и телеграфов, при участии в разработке фасадов трех братьев Весниных. На время перестройки на Мясницкой в мае 1910 года против снесенной ныне церкви Св. Николая Чудотворца были возведены «покоем» аккуратные, чистенькие бараки, по 50 м длины, куда в основном переместилась вся работа почтамта на долгих два года.

Закладка нового здания состоялась 26 сентября 1910 года. Молебствие совершил преосвященный Анастасий, епископ Серпуховской, соборне, при стройном пении хора служащих почтамта. Подрядчик М. Синицин оказался опытным строителем - дело двигалось споро и организованно. Наибольшую трудность представлял уникальный для начала ХХ века грандиозный операционный зал под стеклянной крышей, эдакая ослепительная витрина почтового конвейера, созданная по последнему слову техники связи.

При общей площади около двух тысяч квадратных сажен операционный зал занимал 500 кв. сажен при высоте 10 сажен (1 сажень = 2,134 М), то есть высота зала была с многоэтажный дом! Удивительно изящную конструкцию перекрытия этого трехсветного зала, разработанную выдающимся инженером Владимиром Шуховым, поддерживало 14 колонн с чугунным основанием. Фермы, опирающиеся на эти колонны, составили прочный каркас потолочных и строительных конструкций. Студентов строительных специальностей водили в этот зал как на строительную практику, демонстрируя возможности создания в металле невероятных сводов.

Много внимания здесь было уделено интерьерам. Дубовую мебель и оборудование отделов по специальному заказу изготовили в Варшаве. Причем рабочие столы для чиновников, обслуживавших посетителей, сделали по образцу парижского почтамта. Немало здесь появилось и производственных новинок. Для более быстрой отправки писем, например, в вестибюле поставили автоматы для продажи марок и автоматы для отправки корреспонденции. Не станем при этом забывать, что на дворе стоял только 1912 год! Еще особенность этого «автоматного» вестибюля: он освещался массивным литым плафоном диаметром почти в два метра, укрепленным на уровне второго этажа. Не менее оригинальным было освещение операционного зала: здесь и массивные бронзовые бра с литыми кронштейнами; красивые, по индивидуальным рисункам, плафоны и люстры для подсветки галерей и этажей; стеклянные шары с бронзовыми поясами диаметром в 520 мм и многое, многое другое, оригинальное, запоминающееся. Всю электротехнику поставили русские заводы - филиал фирмы «Сименс и Гальске». На втором этаже находился открытый круглосуточно для посетителей зал абонементных ящиков, который имел свой изолированный от остальных помещений выход.

Малоизвестная деталь: операционный зал специальным люком с лестницей был соединен с подвальным этажом, где проложили два перпендикулярных тоннеля. В них почта перевозилась на ручных и электротележках по подразделениям почтамта. Более того, здесь предусмотрели устройство пневматической почты между почтамтом и городскими почтовыми отделениями. Однако мировая война не дала возможности реализовать этот заманчивый проект.

Новое здание по фасаду протянулось на 110 метров, с большим отступом от тротуара, благодаря чему здесь возникла удобная площадка. Фасад здания украшал двуглавый орел, стены его облицевали серым песчаником на гранитном цоколе. Очень красив был и главный подъезд, где выделялись колонны из финского гранита с золочеными бронзовыми канделябрами. И еще. В новом здании нашлось место для библиотеки, музея почты, столовой и сберкассы для служащих.

Освящение этого замечательного комплекса состоялось 15 мая 1912 года. На торжество прибыли из Петербурга масса важных почтовых чиновников и почему-то много военачальников всех рангов. Естественно, был приглашен московский городской голова Н.И. Гучков, многое сделавший для успешного завершения работ. Не забыли и архитекторов, и строителей здания -словом, был настоящий праздник с шампанским, речами и пожеланиями. Москвичи сразу приняли свой новый «городской узел связи». Тем более что здесь постоянно внедрялись какие-то полезные для населения новшества. Так, в начале ХХ века почтамт организовал быструю доставку посылок адресатам на дом в чистеньких почтовых возках. Четко и оперативно - до шести раз в день - разносились письма по городским адресам. Знаменательно, что поступить на работу в почтовую службу просто так, с улицы, было весьма непросто. Нередко здесь трудились целыми семьями, известны и настоящие династии почтовиков. Они любили и гордились своей профессией, своей нужностью людям. На пожелтевших, старинных фото граф иях почтовики всегда выглядели эффектно: в аккуратной форме, с завидным достоинством - они же связисты!

Очень важно, что эта служба много внимание уделяла ровному, вежливому обращению с посетителями, поощрялись быстрота и ловкость в обслуживании. Вместе с тем согласно строгому почтовому Уставу нерадивые нещадно карались за упущения или жалобы клиентов. Санитарная служба имела в Москве неплохую «Почтамтскую больницу», что располагалась неподалеку от нынешнего Уголка Дурова, на Самотеке. Здесь почтовики могли подлечить пошатнувшееся от нервной работы здоровье.

Дальнейшая судьба нашего почтамта уже в годы перестройки неожиданно оказалась связанной еще с одним примечательным зданием, здесь же, на Мясницкой. Это угловой, крепкий дом № 2 по Чистопрудному бульвару. Здесь много лет находился городской телеграф, имевший тогда своего, не почтового хозяина. Дело в том, что только в 1884 году были объединены в единое учреждение два ранее существовавших порознь российских департамента - почт и телеграфов. Примечательно, что центральное управление почтовой частью империи и после единения негласно было сосредоточено в МВД - по-прежнему довлела цензура полиции.

А что наш угловой дом на Чистопрудном? Здесь «телеграфная контора» благополучно пребывала вплоть до 1927 года, когда на улице Горького известный архитектор И.И. Рерберг воздвиг Центральный телеграф страны. У многих свежо в памяти, что в дни больших праздников здание Телеграфа исправно выполняло функции главного стенда государственной иллюминации. Наверняка на нашей планете не было других таких, в ослепительных гирляндах цветных лампочек, портретных галерей правительства страны.

В 1990-х годах оказалось очень кстати, что здание-ветеран на Чистопрудном бульваре после всех реорганизаций так и осталось за почтовой службой. Именно здесь в наши дни появился скромненький указатель – «Почтамт». Да-да, именно сюда переместился почтамт, именно здесь в теснине старинного помещения, скучились отделы главной московской почты, освободившей по горькой нужде свои залы для биржевиков. Но на такой ноте завершать свой рассказ не стану. Убежден: минует какое-то время, и в Москве появится Дворец почтовой связи, достойный времени и столицы. Непременно появится.

Юлиан Толстов

Категория: Статьи Юлиана Толстова | Добавил: Tolstov (14.03.2014)
Просмотров: 1191 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2018