Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 21.08.2018, 13:11

Главная » Статьи » Статьи Юлиана Толстова

На "золотых дрожжах"

   

Сегодня мало кто знает, что в основании здания Госбанка на Неглинной вот уже более ста лет лежит солидная россыпь золотых полновесных российских монет, отчеканенных в благополучные годы императора Александра III.

К  представительному, солидному зданию Госбанка или более правильно «Центрального Банка России» все привыкли давным-давно, словно стоит он тут с незапамятных времен. В действительности же в середине XIX века на этом месте располагался изумительный регулярный, то есть спланированный и ухоженный, спускавшийся к Неглинке сад графа Воронцова. Через какое-то время дальновидные чиновники Министерства финансов приобрели для будущих нужд ведомства этот участок земли. Покупка оказалась удачной. Неглинка - одна из старых богатых центральных улиц. Рядом - оживленный Кузнецкий мост с его европейскими магазинами. Да и на самом Неглинном проезде перечисление одних только крупных фирм чего стоит: пассажи Голицына, затем Голофтеева, Петровский, Солодовниковский, фирмы Буре, Дациаро, Фаберже, издатель Юргенсон, да всех и не укажешь.

Вот у такого бойкого места 30 мая 1890 года состоялась торжественная закладка здания для «Московской Конторы Государственного Банка». Доселе находилась она в здании Опекунского совета, в особняке работы великого Жилярди (в наши дни там долгие годы располагается Президиум Академии медицинских наук). Особняк этот выглядит весьма эффектно, но для банковских нужд не приспособлен: тесно.

Строительство нового помещения было не случайным. Вспомним, что в начале ХХ века в банковской системе России роль стержневого элемента играл Государственный банк. Деловой мир с особым удовлетворением воспринял весть о скором появлении в  Москве современного крупного финансового центра.

Министерство финансов для этой постройки, как и было тогда положено, создало строительную комиссию и, зная «московский размах», тщательно контролировало затраты. На одно из заседаний, будучи в Москве, прибыл министр финансов, действительный тайный советник И.А. ВышнеградскиЙ. На комиссии выяснилось, что уполномоченные по закупкам пропустили выгодное время и цены на кирпич значительно поднялись. Будучи человеком расчетливым, министр потребовал от комиссии и архитектора употребить все усилия для заказа кирпича по прежним ценам. Но, несмотря на высокий его чин, кирпичные заводчики стояли на своем и даже поднимали цены. Пришлось идти на поклон к «людям практики» в Биржевой комитет Москвы. Учитывая ситуацию, сам председатель Биржевого комитета, знаменитый в деловом мире Н.А. Найденов, не только договорился, но и вручил министру «запродажную» на потребное количество кирпича.

Закладка будущего банка вылилась в настоящий праздник делового мира. На стройплощадке выросли два нарядных шатра: большой для молебствия и поменьше - над самым местом закладки - на случай дождя. Шатры благоухали цветами и зеленели пышными гирляндами из дубовых листьев, привезенными  из известного тогда садоводства Ноева и Чистякова. По периметру площадки реяли национальные флаги и шелковые ленты. К  молебствию доставили чудотворные иконы Спасителя и Иверской Божией Матери. Само молебствие и водосвятие совершил преосвященный Виссарион, епископ Дмитровский.

Приступили к самой церемонии закладки. Для этой цели заранее была отлита  массивная закладная доска из бронзы с довольно пространным текстом. Автор ее, архитектор Константин Быковский, звучно прочитал: « ... в благополучное царствование Государя Императора Александра III, при Министре Финансов И.А. Вышнеградском, Управляющем Государственным Банком Ю.Г. Жуковском, Управляющем Московской Конторой Государственного Банка Н.Я. Малевинском и строителе здания академике архитектуры К.М. Быковском ... совершена закладка Банка».

Московский генерал-губернатор князь В.А. Долгоруков щедро бросил в углубление закладки горсть золотых монет, за ним, не отставая, монеты кинули и другие присутствующие лица. После чего все аккуратно покрыли бронзовой памятной доской и на нее для сохранности установили каменную плиту. Первый кирпич на плиту, окропив его святой водой, возложил епископ Виссарион, затем губернатор, городской голова, члены строительного комитета, представители Министерства финансов, именитое купечество и предприниматели.

Вот так, на «золотых дрожжах», стали расти стены банковского здания. Из-за зыбкого грунта его пришлось «с редким затруднением» ставить на сваях, что значительно удлинило строительство. О сыром береге реки Неглинки, что упрятана ныне в коллекторе, до сих пор напоминает растущая перед  фасадом старая ветла - дерево весьма редкое в Москве.

К весне 1894 года, несмотря на все сложности, перед взором москвичей во всей красе предстало прекрасное, дворцового типа, с пилонами и пышной лепниной, здание банка. Выступающий, с колоннадой и портиком фасад его был украшен скульптурами работы А.М. Опекушина, который вошел в историю как автор памятника Пушкину. Изваяния на здании банка олицетворяют Земледелие, Промышленность и Торговлю. Весьма немногие постройки Москвы украшают работы этого выдающегося скульптора, весьма немногие.

Почти весь апрель 1894 года шел переезд московской конторы Госбанка на Неглинку. В понедельник 25 апреля «начались занятия в новом помещении, прием и выдача денежных сумм». Пройдемся мысленно по некоторым его уголкам, ведь сейчас все выглядит иначе (кстати, в наше время о его помещениях ни единой строки не напечатано - все закрыто, замуровано). Итак, прежний центральный вход в банк вел в строгий большой вестибюль, который делил здание на две части. В левом, громадном зале первого отделения принимались вклады на хранение, производилась оплата купонов и тиражных процентных бумаг. На первом же этаже хранился и многолетний архив конторы Госбанка. При устройстве его были приняты все меры против пожаров. Из главного вестибюля широкая красивая лестница вела на второй этаж. Над ней был устроен большой «фонарь», дающий массу света. Во втором этаже - правление конторы и кабинет управляющего. Здесь же неподалеку - фондовая кладовая, ссудное и учетное отделение.

Сделаем небольшую остановку возле ссудного отделения. Казалось бы, что здесь особого? Но достаточно вспомнить, что при перевозке на Неглинную его содержание перевозили три дня. В первый день два транспорта (по пять огромных фургонов каждый) перевезли 600 пудов золота и драгоценных камней и 200 пудов серебра. Каждый фургон сопровождал военный конвой и чины жандармерии.

Постройка здания по последнему слову банковской техники обошлась в 700 тысяч рублей, не считая расходов на дубовую мебель. Роскошью и богатством внутренней отделки здание банка не отличалось, но обладало всеми удобствами для обслуживания клиентуры, что, наверное, и есть самое главное.

Освящение здания состоялось 1 мая 1894 года. После службы высоким гостям показали помещения банка и устройство кладовой, в которой хранилась святая святых - Главная касса.

По свидетельству современников, это здание доставило архитектору Быковскому особенно много хлопот: как же, ведь для казны все возводилось, и тут «товар», то бишь мастерство зодчего, следовало показать во всем блеске. Знатоки утверждали, что получилось неплохо, и даже очень.

С марта 1918 года, после переезда правительства в Москву, здесь разместился Госбанк РСФСР, с декабря 1922 г. он стал Госбанком СССР. На закате НЭПа, в 1927-1929 гг., архитектор Иван Жолтовский - любимец Сталина - возводит многоэтажные флигели по краям старого изящного здания, так как работать в прежнем помещении стало, мягко говоря, затруднительным.

В наши дни на фронтоне этого памятного сооружения вывеска -«Центральный Банк России». Ветеран  уверенно несет свою многотрудную  службу.

Юлиан Толстов

Категория: Статьи Юлиана Толстова | Добавил: Tolstov (22.11.2014)
Просмотров: 386 | Теги: Центральный банк | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2018