Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 21.08.2018, 13:04

Главная » Статьи » Статьи Юлиана Толстова

Память о русском гренадере

 

В одном из лучших уголков нашей столицы, в густой тени сквера, расположенного вдоль Лубянского проезда, возле благоухающей цветами английской горки всегда можно отдохнуть от городской суеты и главное - прикоснуться к одному из славных периодов российской истории. Сто пятнадцать лет стоит здесь часовня - памятник русским гренадерам, павшим под ПлевноЙ в 1877 году ради освобождения болгарского народа от многовекового турецкого ига.

В  местечке Сан-Cтефано, близ Стамбула, в марте 1878 года был подписан мирный договор, завершивший кровопролитную русско-турецкую войну. Итогом ее стало полное военное поражение Османской империи, освобождение Болгарии, оформление независимости Румынии, Сербии, Черногории, ликвидация господства турок в Боснии, Южной Грузии и Западной Армении.

Памятник-часовня «Гренадерам, павшим под Плевной» - единственный в Москве подобный мемориал. Но, уникальность его состоит не только в этом. Она прежде всего в том, что эту часовню ставили сами оставшиеся в живых участники той битвы. Деньги на часовню поступали от тысяч  россиян, но основной вклад был сделан личным составом расквартированного в Москве гренадерского полка.

Для создания монумента Московское архитектурное общество обратилось к академику Владимиру Осиповичу Шервуду (строителю Исторического музея на Красной площади) с просьбой принять участие в этом благородном деле. Шервуд изъявил полное согласие, и в итоге этот памятник стал его самой любимой работой, особо дорогим детищем. Памятник возводило военное ведомство, руководил работой инженер-полковник Лишкин. Умелый инженер, он нашел самый тесный контакт с Шервудом, что во многом содействовало авторской реализации проекта.

Московская городская Дума выделила под памятник 36 квадратных саженей на Лубянском сквере, против торца Политехнического музея. В прежнее время там был пустырь, стояли деревянные постройки, где бойко шла торговля «в яблочных рядах». Теперь моченым, сушеным, свежим фруктам пришлось потесниться. Солдаты поставили забор и приступили к подготовке площадки, разметке котлована.

               Согласно предложению Шервуда, одобренному Александром III, памятник имел пирамидальную форму и был изготовлен из чугуна. Основу пирамиды составили шесть крупных граней-частей, каждая из которых включала цинковый горельеф, покрытый краской под бронзу и изображающий эпизоды сражения. Отдельные элементы из цинка покрывались золотом и медью. Чугунные детали отливали на знаменитом заводе братьев Бромлей, что дымил у Калужской заставы. Тонкие цинковые барельефы и архитектурные украшения отливались на фабрике Постникова, которая тоже имела высокую репутацию. Общая высота часовни (с крестом) составила 16,4 м, ширина по низу - 8,5 м. Массивный вход, простые и строгие его очертания напоминали вход в гробницу. Убранство внутри часовни взял на себя купец первой гильдии, староста Храма Христа Спасителя Иван Кононов. По его предложению многое там было выложено многоцветной майоликой. В частности, редкостные образа из майолики выполнил академик Михаил Васильев. Под семью образами в часовне располагалось семь бронзовых досок с именами павших в сражении и умерших от ран гренадеров.

Изящные работы из дикого камня внутри часовни выполнила контора крупнейшего российского предпринимателя Петра Ионовича Губонина. После выполнения всех каменных работ П. Губонин отказался от положенных ему 1148 рублей и пожертвовал их в фонд гренадеров. Также на энтузиазме сделали площадку из тарусского камня вокруг часовни и многое другое. Общая стоимость памятника составила  41 тысячу рублей, а внутреннего убранства часовни - 18 тысяч. По единодушному мнению специалистов, работа удалась: строгая пластика часовни в полной мере соответствовала облику древних храмов XVI-XVII веков. Отсюда и окраска была выбрана сдержанная - пепельно-коричневая. Лишь крест сиял на вызолоченной маковке.

При совместной дружной работе дело завершили довольно быстро - приближалось открытие часовни. Интересная деталь. За несколько дней до торжества на заседании Московской городской Думы было решено в день открытия памятника для всех офицеров и нижних чинов - гренадеров устроить угощение за счет города.

Накануне праздника из Петербурга курьерским поездом в качестве представителя императора при открытии гренадерского памятника прибыл генерал-фельдмаршал Великий князь Николай Николаевич-старший, участник той войны. Вечером в Тронном зале Первого Кадетского корпуса в его присутствии была прочитана лекция о действиях гренадеров под Плевной, так как со времени той войны прошло ровно десять лет и многое просто забылось. А для кадетов это был урок мужества русского солдата.

Открытие монумента стало большим народным праздником в честь русских воинов, их храбрости и стойкости в выполнении воинского долга. В воскресенье, 28 ноября 1887 года, по случаю освящения и открытия памятника «Павшим в минувшую кампанию гренадерам», к 11 часам утра к Лубянскому скверу прибыли назначенные к участию в параде войска. В четком строю замерли 12 сводных батальонов от гренадерской дивизии, военных училищ, кадетских корпусов, артиллерийских бригад, Донского казачьего полка. Все части прибыли со знаменами, штандартами и регалиями, «при пяти хорах музыки».

Лубянский сквер, его решетки были украшены флагами, зеленью и цветами. В начале сквера поставили шатры для генералитета, гражданских властей, городских сословий, приглашенных гостей и дам. Присутствовали генерал-губернатор князь В.А. Долгоруков, городская Дума в полном составе с городским головой Н.А. Алексеевым, прибыл и участник плевенского боя генерал М.П. Данилов.

Средний из шатров назначался для молебствия - у входа в часовню поставили привезенную ко времени молебствия чудотворную икону Иверской Божией Матери. А вокруг колыхалось море голов: все проходы от Политехнического до Покровки, Солянки и Варварки были заполнены сплошной массой народа. Точно в 12 часов дня Великий князь Николай Николаевич по Ильинке прибыл к месту парада и, будучи встречен командующим округа, командиром Гренадерского корпуса, другими генералами, начал объезд войск. После торжественного объезда и приветствия войск раздалась команда и сигнал: «На молитву!». Все обнажили головы, и началось молебствие, которое совершал митрополит Московский и Коломенский Иоанникий. По окончании службы была провозглашена «вечная память» всем павшим на поле брани. По команде Великого князя - «Накройсь!» и «На караул!» - войска отдали честь усопшим, коим воздвигнут памятник, и загремел салют - 101 выстрел сводной батареи, слившийся с многоголосым народным возгласом «ура-а-а-а!» Затем митрополит окропил часовню святой водой снаружи и внутри. После чего последовало оглашение акта о передаче военным ведомством памятника городу Москве. Акт был вручен городскому голове Н.А. Алексееву. Перестроившиеся в это время войска проследовали церемониальным маршем мимо только что освященной часовни, отдавая честь взятием «На караул!» Затем все войсковые части двинулись по своим казармам, лишь Гренадерский полк свернул на Лубянскую площадь и построился там в «каре».         

Пропустив все войска, к ним подъехал Великий князь с кратким словом. От имени императора он выразил уверенность, что молодые гренадеры будут такими же храбрыми воинами, как их отцы и деды ...  Вскоре гренадеров тоже развели по казармам и хорошо угостили от имени Москвы. В тот же день в зале Благородного собрания состоялся торжественный обед на 1200 персон, предложенный городом. Приглашены были представители всех ведомств, участвовавших в строительстве и торжестве открытия.

Очень скоро памятник стал неотъемлемой частью столицы. Плевенская часовня была открыта ежедневно и никогда не пустовала - ни в мирные дни, ни особенно в дни мировой войны. Да, следует упомянуть и такую деталь: перед входом в часовню высились чугунные, массивные, метра полтора высотой, своеобразные «кружки» для пожертвований. На торцевой стороне каждой из них был отлит текст: «В пользу увечных гренадеров и их семейств». Прохожие охотно опускали деньги в такие необычные копилки, молились в часовне. Возле памятника долгие годы стоял караул из гренадеров. После Октября караул сняли, щели в копилках заварили, дабы не наложили какой дряни, часовню закрыли.

В 20-х годах в сквере у этого памятного места расположилась известная валютная биржа, которая ряд лет доставляла властям немало хлопот. В трудные годы, когда нещадно сносились исторические храмы, триумфальные арки, часовни, сгустились тучи и над памятником героям-гренадерам. В Центральном государственном архиве РСФСР хранится любопытный документ по этому поводу, он невелик по объему и заслуживает быть приведенным полностью: «Производителю общественных работ Москоммунхоза на служебную записку № ... от 2/V-25 г. На Ваш запрос относительно допустимости разборки памятника «Гренадерам, павшим под Плевной» Главнаука НКП настоящим сообщает, что памятник этот построен в 1887 г, по проекту художника Шервуда и является в высшей степени характерным для своей эпохи. Ввиду этого и принимая во внимание, что это сооружение в ряду московских памятников единственное в своем роде, необходимо сохранить его как историко-художественный памятник прошлого. При этом, считаясь с тем, что основные идеи монумента носят империалистический и милитаристический характер, желательно в порядке политико-просветительной работы разъяснить современными надписями истинный смысл и значение породившей его эпохи». Далее идут подписи руководителей Главнауки и отдела по делам музеев. После длительной переписки, дополнительной аргументации ученых, общественных  деятелей, музейщиков памятник оставили в покое. Это была победа разума.

Прошли годы, возле часовни разросся настоящий парк, москвичи любили это место, здесь всегда было людно, и вездесущая ребятня довольно толково могла рассказать о победе русского оружия в той балканской войне. Но - удел времени - исторический памятник ветшал, многие болты, стягивающие чугунные части, полопались - сказывалось отсутствие грамотно продуманных отводов  воды, терялись детали горельефов. Реставрация часовни, 110 лет простоявшей без серьезного ремонта, стала в высшей степени обязательной. Наконец правительства Москвы и России выделили необходимые средства. Работа на объекте продолжалась около полутора лет: в 1997 г. часовню всю «зашили» аккуратным тесом, порой даже москвич не мог сказать, что это за терем вдруг вырос в сквере. Самое непосредственное участие в деле принимала московская патриархия - памятник был передан православной церкви.

Сегодня полностью восстановлен внешний вид часовни, проведена сложнейшая работа по воссозданию внутреннего ее устройства. Историческая святыня вновь воссияла на московском небосводе.

Юлиан Толстов

Категория: Статьи Юлиана Толстова | Добавил: Tolstov (12.10.2014)
Просмотров: 475 | Теги: Лубянский сквер, В.Шервуд | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2018