Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 21.08.2018, 13:09

Главная » Статьи » Статьи Юлиана Толстова

Признав за благо даровать отечеству нашему сообщение...

 

1 ноября 1851 года введена в эксплуатацию Петербургско-Московская железная дорога.

С тех пор прошло 145 лет. Но и се­годня это событие для страны восприни­мается как эпохальное. Россия станови­лась железнодорожной державой.

Магистраль действительно представляла собои выдающееся инженерное  сооружение того времени.

Весомый вклад в память потомков внес  архитектор Константин Андреевич Тон. По его проектам в 1844 - 1851 гг, построены и два главных вокзала Петербургеко-Московской дороги, своеобразные близнецы: один на Знаменской площади, у Невского проспекта в Питере, другой - на Каланчевском поле в Москве.

Место для размещения вокзала в Белокаменной нашли не вдруг. Вначале довольно подробно о6суждались два варианта: один на западной окраине, у Тверской заставы, второй  - на Трубной площади, в центре города. После раздумий оба варианта были отвергнуты - не потому, что места неподходящие, но из-за боязни возможных пожаров от огня и искр, вырывающихся их топки паровозов и производимого ими «адского шума».

Окончательно остановились на пустыре у Каланчевского поля: просторного, тихого, отдаленного от основных районов  тогдашней городской застройки.

Вокзал на Каланчевке построен в 1849 году, и только позднее появился аналог в Петербурге. Следует иметь в виду, что почти одновременно и рядом, об руку с вокзалом, было построено внушительное здание Таможни, что и поныне несет  там свою государственную вахту.

Эти первые большие вокзалы на первой большой российской железной дороге положили начало формированию ансамблей Знаменской и Каланчевской площадей обеих столиц и, главное, достойно повлияли на последующие решения архитектуры русского вокзального строительства.

Здание на Каланчевской площади - это строгий двухэтажный фасад, «равномерно члененный расположенными в простенках между окнами приставными колонками, со знакомыми по Кремлевскому дворцу и Оружейной палате арочными окнами и гирьками в первом этаже и сдвоенными - во втором». Двухъярусная башенка с часами и флагштоком, отмечающая центр и подчеркивающая общественный характер здания, не нарушает единство композиции.

Вокзал на Каланчевке вырос строгим, подтянутым, изящным; именно такие здания придают особый, индивидуальный колорит облику города. Внутреннее обустройство кра¬сивого здания тоже было превосходным: пол из отличного дубового паркета, шведские печи обкладывали мрамором, в ватер-клозетах пристраивали камины.

На втором этаже расположились просторные служебные квартиры для дирекции, начальника мастерских, других обер-офицеров, что служили на станции. Кстати, oтюда и пошла на железнодорожном транспорте России практика, когда начальник станции, вокзала, при возможности другие служащие жили в казенных квартирах при самом вокзале. Для работы было удобно, но в быту - ежечасный шум станции, паровозная гарь вряд ли были подходящим житейским фоном.

Первый рабочий поезд по Петербурго-Московской железной дороге прибыл в Москву утром 3 августа 1851 года. На нем приехали начальник Южной дирекции железной дороги генерал-майор Крафт и группа «Господ Обер-Офицеров 1-го участка». 15 августа с небольшим интервалом прибыло сразу три поезда, что доставили обоз гвардейского отряда, прибытие которого вскоре ожидалось в старую столицу. Множество зрителей, начиная от Крестовской заставы, покрывало все окрестности - очень уж было все интересно и в новинку.

Через два дня была устроена своеобразная генеральная репетиция готовности всех служб и сооружений - по вновь отстроенной железной дороге были отправлены первые батальоны лейб-гвардии Преображенского и Семеновского полков.      

Наконец, как следовало из официального сообщения: «19 числа сего августа изволил осчастливить здешнюю Столицу своим, пребыванием их Императорские Величества». Прибытие Императора было приурочено ко дню 25-летия «вocприятия венца своего на царство», т.е. коронации, а заодно Николаю l «угодно было обновить, по Его велению, устроенную доселе небывалую внутри Русской земли дорогу».

В газетах восторженно писали, что «железная дорога, теперь оконченная, связывает воедино две столицы Русского Царства и откроет для нашего быта и промышленности новую эпоху». Отьезд из Петербурга был обставлен с большой помпой. В Москве же все происходило значительно скромнее, без участия высоких сановных лиц - для церемонии открытия был определен только Санкт-Петербург.

В печати 30 октября 1851 года был опубликован следующий текст: «Московский Военный Генерал-Губернатор, вследствие отношения Господина Главноуправляющего Путями Сообщения и Публичными Зданиями, объявляет жителям Столицы, что с 1-го числа будущего Ноября месяца начнется движение по С.Петербурго-Московской железной дороге, и на первое время будет отходить в день по одному поезду из СПБ в Москву и по одному из Москвы в СПБ».

В первое время поезда ходили небольшие: один вагон - 1 кл., два вагона - ll кл. и два вагона - lll кл., да один багажный; ездило в среднем по 200 пассажиров. Расценки на билеты на дороге длительное время были стабильными - от 7 до 19 рублей за место. В вагонах не было отопления, туалетов, крючков, полок для клади, и вещи для «предупреждения беспокойства соседних пассажиров» приходилось держать в руках или под местом, которое он занимал. Сейчас над этим просто не задумываешься, а раньше была проблема, и не одна, но как-то терпели, кряхтели и дожидались станции.

В кассе было строгое правило:  «Раздача билетов начинается за час и прекращается за 10 минут до отправления поезда, после чего никакие причины и ни от какого лица к получению билетов не приемлются». Для пассажира с купленным билетом и проверенным паспортом на первых порах все было жестко регламентировано - почувствуйте, как вами плотно ведают параграфы «Положения о движении»:

§56. Время выхода пассажиров из пассажирских зал определяется особым на станции звонком. Это не то что сейчас: иду, когда хочу.

§57. До звонка никто из пассажиров не может быть на галереи (перроне) , откуда отправляется поезд. По перрону ходить разрешали жандармы только к моменту посадки.

И так почти в каждом параграфе: встали, построились, вышли, распределились по вагонам согласно взятым билетам. Жесткое паспортное ограничение на проезд по железным дорогам продолжалось до осени 1857 года, когда новый Император Александр II , зная о многочисленных протестах, отменил полицейскую проверку, но выборочный контроль на станциях еще ряд лет оставался.

8 сентября 1855 года, в год восшествия на престол императора Александра II, «состоялось Высочайшее повеление о наименовании С. -Петербурго-Московской железной дороги -  «Николаевской», отсюда, стало быть, и вокзал в Москве стал Николаевским и таковым оставался до февраля 1923 года .

. .. Началась первая мировая война. На волне патриотизма все немецкие названия в государстве менялись на славянские. 18 августа 1914 года столица Санкт-Петербург была переименована в Петроград; многие станции русских железных дорог (Клейнмихелево, Райхенфельд, Ново-Данциг и др.) получили совсем иные названия, чаще по ближайшему поселению. К сожалению, все это нашей победе в мировой войне не посодействовало.

27 февраля 1923 г. приказом Наркома Путей Сообщения Ф. Дзержинского Николаевская дорога переименована в Октябрьскую и вокзал в Москве тоже стал Октябрьским. Через год, в связи с переименованием Петрограда в Ленинград, и наш вокзал стал Ленинградским и до сего времени таковым остается.

За все эти годы интенсивной работы, естественно, вокзал ветшал, нуждался в реконструкции. Через 30 лет после первого подновления, в 1934 году Ленинградский вокзал был довольно основательно переоборудован. В вестибюле расширили билетные кассы, работало справочное бюро, почта, телеграф и сберкасса. Появился «культурный уголок», где пассажир мог отдохнуть, почитать и написать письмо, заново отремонтировали кафе-столовую. На вокзале оборудовали спальню для транзитников. В помещении бывших царских покоев разместили комнату матери и ребенка.

Депутатских комнат тогда еще не было - первые выборы в Верховный Совет СССР состоялись 12 декабря 1937 года, после чего и появились депутатские апартаменты.

Следующий этап работ – 1948 - 1950 годы. Частично реконструированы внутренние помещения, заново     отделаны интерьеры. Основная же реконструкция пришлась на конец  70-х годов. В прежнем виде сохранили лишь часть здания, обращенную  фасадом на Комсомольскую площадь

- все остальное сделано заново.

11 августе 1975 года были открыты красочно оформленные верхний и нижний кассовые залы. Этому предшествовало окончание строительства левого трехэтажного крыла вокзала. Через нижний кассовый зал обновленное здание вокзала связано с обеими станциями метро, расположенными под Комсомольской площадью. Работы по созданию и других удобств для пассажиров велись и в последующие годы.

 

 

 

Категория: Статьи Юлиана Толстова | Добавил: Tolstov (06.06.2014)
Просмотров: 546 | Теги: Николаевский вокзал, Петербурго-Московская железная доро, Ленинградский вокзал, Когстантин Тон | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2018