Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 21.08.2018, 13:11

Главная » Статьи » Статьи Юлиана Толстова

Российский исполин

Савва Иванович Мамонтов - личность в истории России известнейшая. С именем этого русского промышленника, строителя железных дорог, крупнейшего мецената по праву связывают яркий период расцвета отечественной культуры на рубеже XIX и ХХ веков.

Откуда он, этот самородок, из каких краев? Родился Савва в далеком Ялуторовске Тоболъской губернии, где его отец «работал по откупной части». Учился в Петербургском горном институте, затем на юридическом факультете Московского университета, увлекся  театром, играл на любительской сцене с самим А.Н. Островским. Разгневанный этим театральным «баловством» отец, Иван Федорович, дабы сын почувствовал, каково добывать хлеб своим трудом, отправил Савву в Баку, на нефтяные промыслы, затем учиться торговле в Персию. Будущий меценат подчинился, чем вызвал к себе расположение отца и был вскоре «амнистирован».

Иван Федорович, имевший поразительный нюх на доходные дела и предпринимательство, решает со временем передать не старшему сыну, а именно Савве ведение общего семейного дела. И отправляет его учиться бизнесу в Италию. Это был опрометчивый шаг: сын его с большим рвением постигал школу итальянского пения, нежели коммерцию, и чуть было не подался в оперу. Узнав об этом, отец срочно отозвал его в Москву и стал настойчиво вводить в коммерческие дела - крупнейшего держателя акций железных дорог.

В этих условиях завершить учебу юноше Мамонтову не удалось - трепетная любовь к искусству вначале очень трудно совмещалась с необходимостью постижения деловых основ, да и ранняя женитьба перевесила диплом юриста. Женился Савва на дочери известного, богатого московского купца Елизавете Сапожниковой. В качестве свадебного подарка отец купил молодоженам прекрасный дом на Садово-Спасской (ныне там полиграфический институт), который вошел в историю русской культуры как приют муз и талантов.

После смерти отца в 1869 году С.Мамонтов унаследовал от него не только акции, но и завидное трудолюбие, расчетливость и решительность в деле. Даже на фоне крупных личностей своего времени, фигура Саввы Ивановича редкая, исключительная по талантливости и широте натуры. Он принимал активное  участие в продолжении железнодорожной линии от  Сергиева Посада до Ярославля и далее на Север, участвовал в строительстве Уголь-Донецкой и Мариупольской дороги, при его содействии созданы Кологривское сельскохозяйственное и Костромское промышленное училища, планировал строить Ташкентско-Томскую дорогу, проектировал линию Шуя-Арзамас и Галич-Кострома, возглавлял общество Восточно-Сибирских чугуно-литейных заводов; упомянем и известный Мытищинский вагоностроительный завод (в наше время это «Метровагонмаш», что выпускает вагоны метро) и это не все! Особым по важности и сложности являлось строительство дороги на Север от Ярославля на Вологду и далее до Архангельска, тем самым страна получала удобный торговый путь к незамерзающему порту. Его не раз называли авантюристом и прожектером, а он упрямо продолжал свое дело. Эти дороги, связывающие Россию с миром, по-настоящему оценили позже, когда во время первой мировой войны страна оказалась отрезанной от Европы, и тут-то заслуги Мамонтова признали и кинулись задним числом восхвалять, сравнивая с колодцем, в который так опрометчиво плюнули.

Разбогатев на строительстве железных дорог, Савва Иванович летом 1870 года покупает под Москвой бывшее имение писателя С.Т. Аксакова - знаменитое Абрамцево, где при прежних владельцах бывали Гоголь, Typгeнeв, Тютчев. Очень скоро, благодаря энергии и заботам Мамонтова, Абрамцево превращается в центр национальной культуры. И это не случайно.

Сам Мамонтов был одаренным человеком: он учился пению, был ярким скульптором, писал стихи, обладал режиссерским даром. Но главный его талант - угадать, найти будущего художника, мастера, расчистить ему дорогу, помочь материально, поставить на ноги. Усадьба Мамонтовых Абрамцево не только объединила талантливых людей, но и создала особую  атмосферу, в которой хорошо и тепло было всем ее обитателям. Здесь гостили и помногу работали замечательные художники, составившие гордость России. Именно здесь Виктор Васнецов написал свою «Аленушку» и этюды к картине «Богатыри», Левитан - «Заросший пруд» и множество эскизов, Серов - знаменитую «Девочку с персиками»; здесь творили Антокольский и Поленов, Коровин и Врубель, писал свои вещи Илья Репин. Помимо всего этого здесь был создан обширный музей-мастерская предметов деревенского быта, повседневного русского обихода. Одним из первых в России здесь возник центр возрождения народных ремесел.

Но и это показалось мало неутомимому Савве - по его настоянию в Абрамцеве появилась и гончарная мастерская, работой в которой увлекся Врубель, да и сам меценат кое-что там поделывал, да  и удачно, по мнению современников.

Важнейшим делом жизни Мамонтова было создание Московской частной оперы, которую  он организовал в 1885 году и щедро финансировал до своего краха (в общей сложности им было на это израсходовано сотни тысяч рублей). Это была первая частная оперная антреприза в России! «Опера, - заметил он, - есть представление, соединяющее в себе чуть ли не все искусства (поэзию, музыку, пение, декларацию, пластику, живопись), поэтому она есть высшее проявление творчества». Подобная постановка вопроса была необычной и через многие разочарования, неверия в успех пришлось пройти самоотверженному меценату, чтобы его детище завоевало признание. Мамонтов придал могучий толчок культуре русского оперного дела: выдвинул Шаляпина (прославленный русский бас учился в Италии на деньги «Саввушки»), сделал при его посредстве популярным Мусоргского, создал в своем театре огромный успех опере Римского-Корсакова «Садко» и содействовал этим пробуждению его творческой энергии, созданию «Царской невесты» и «Салтана», написанных для мамонтовекой оперы и впервые здесь исполненных. В его театре зрители впервые увидели вместо прежних ремесленных декораций - замечательные создания кисти Васнецова, Поленова, Серова и Коровина. На сцене частной оперы засверкала звезда Ф.И. Шаляпина, раскрылся талант дирижера и композитора Сергея Рахманинова, проявилась во всей красоте и силе музыка русских композиторов.

Несмотря на «душевную одержимость» искусством, Савва Иванович оставался предпринимателем и деловым человеком. В 90-е годы он арендует Невский машиностроительный завод в Петербурге, приведший его, как покажет время, к краху и разорению; предлагает Московской городской думе проект Окружной железной дороги, которая бы соединила все вокзалы столицы. Кроме того, он намеревалея создать в Москве великолепный центр искусств, включавший оперный театр, выставочные залы и гостиницу. Здание уже было спроектировано крупнейшими русскими архитекторами, но реализовать замысел не удалось. После банкротства на его основе построили нынешнюю гостиницу «Метрополь».

И вдруг все рухнуло. История его краха до конца не ясна: вполне очевидно только, что в этом падении были заинтересованы влиятельные круги, для которых он являлся опасным конкурентом. Будучи дельцом вдохновенным и азартным, Савва Иванович задумал не только развитие северных железных дорог, но и создание там процветающей «Русской Норвегии». На это нужны были дополнительные средства, он предложил казне выкупить у него на льготных условиях Донецкую дорогу. Но в ответ получил встречное предложение купить завод паровозов в Петербурге в весьма запущенном состоянии. Государство нуждалось в этом заводе, и министр финансов Витте сделку одобряет.

Мамонтов в этом деле совершил крупную ошибку, переведя значительную сумму денег из кассы железнодорожной компании в кассу завода на Неве. Юридически сделка была незаконной, так сак завод формально с компанией связан не был и следовало найти иной путь решения, но ... дело было сделано! Об этих деньгах узнал министр юстиции Муравьев и, стремясь подкосить всемогущего Витте, решил расправиться с Мамонтовым. Благоразумный министр финансов догадался принести в жертву Савву, и 11 сентября 1899 года Мамонтов был посажен в долговую тюрьму.

Вели его под конвоем через всю Москву, пешком до Таганки - чашу унижения испил он до дна. Пять месяцев этот человек, который так много сделал для России, провел в одиночке Таганской тюрьмы, а его дом вместе с книгами, картинами, скульптурами простоял опечатанным два года. Прошение на высочайшее имя: «Мне невыносимо мое преждевременное тюремное заключение по состоянию здоровья. Я - не вы несу ...» - не помогло. Только после настойчивых хлопот друзей-художников тюрьму заменили домашним арестом.

Следствие проделало огромную работу, но документировать факты хищений со стороны Мамонтова попросту не удалось. И вот 23 июня 1900 года в здании Судебных установлений Кремля (сейчас здесь работает аппарат президента) начался этот громкий судебный процесс. На скамье подсудимых заняли место 6 человек. Главное внимание было обращено на того, чье имя было широко известно: купца 1-й гильдии, мануфактур-советника, крупного промышленника, эстета, меломана, создателя прекрасной частной оперной антрепризы Савву Ивановича Мамонтова. Он, его сыновья Сергей и Всеволод, брат Николай и еще двое лиц обвинялись в противозаконных тратах средств, принадлежавших Обществу Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги. В процессе были задействованы известные судебные деятели и цвет русской адвокатуры. Обвинение представлял товарищ прокурора Московской судебной палаты П.Крылов - весьма заметная фигура судебного ведомства, в будущем крупнейший полицейский чин. Защитниками были выдающиеся юристы: «русский златоуст» Ф.Плевако, известный судебный оратор Н.Карабчевский и восходящая звезда адвокатуры В.Маклаков.

В обвинительном заключении, оглашавшемся на суде более трех часов, Савве Ивановичу и остальным лицам инкриминировались различные финансовые и администрационные действия, противоречащие букве закона. На процессе выступило несколько десятков свидетелей, но ни один из них не подтвердил версию следствия. Практически судебный процесс вылился в своеобразный триумф выдающегося мецената. Перед глазами 12 присяжных заседателей возникал образ честного и отзывчивого человека, который хотя и мог совершать ошибки, но не имел никаких неблаговидных намерений. Много хороших слов о Мамонтове было сказано за 8 дней процесса, много высказано добрых чувств за его деяния и свершения. В блестящей заключительной речи, полной высокого эмоционального накала, Ф.Н. Плевако поставил под сомнение выводы следствия и, обращаясь к заседателям, воскликнул: «Мамонтов не совершил преступления, а совершил лишь ошибку. За эту ошибку и судите его».

После длительного совещания присяжные вынесли вердикт: «Не виновен!» Под всеобщие аплодисменты Савву в зале суда освободили из-под стражи. И хотя процесс разорил предпринимателя, но как заметил К.Станиславский, любовь и уважение к нему удесятерил.

С прошлой жизнью в прекрасном особняке на Садовой было покончено, все состояние ушло на удовлетворение исков, все кредиторы получили сполна, тяжелее была глубокая рана от происшедшего. Но Мамонтов еще какое-то время не терял надежды и хлопотал, еще почти два года ходили по инстанциям исковые документы, но - увы ...

В конце января 1902 года в газетах было официально объявлено: «На днях по Высочайшему повелению прекращен иск казны к потомственному почетному гражданину Савве Ивановичу Мамонтову в 5500000 руб. с тем, чтобы Мамонтов выдал подписку, что он не имеет претензий к казне, ни по выкупу Московско-Ярославской, ни по покупке паев той же дороги».

Это был крах последних надежд на сохранение хотя бы части средств. Только сейчас Мамонтов признал, что разорен до конца дней своих.

Стареющий, на 60-м году жизни, больной от потрясений, Савва Иванович уединился в своей гончарной мастерской, что перенесли из Абрамцева на Бутырский хутор. Там, в этой, дорогой ему воспоминаниями, мастерской он и трудился до последних дней, находя в творчестве вдохновение и покой. Небезынтересно, что там он вылепил по памяти бюст С.Витте - человека, коварно предавшего его. Мамонтов редко появлялся на людях, жил очень замкнуто, но не забывали его старые друзья-художники, навещали дети. Ему довелось быть очевидцем крушения старой России, умер он 77 лет, в начале апреля 1918 года. Возле гроба, установленного в пустом, гулком зале Ярославского вокзала, той дороги, с которой связана была вся его жизнь, собрались только близкие и родные. Похоронен С.И. Мамонтов в любимом своем Абрамцеве.

В наше непростое время интерес к подобным народным исполинам неслучаен - именно такие люди, всю жизнь и талант посвятившие патриотическому служению России, служат опорой и надеждой в возрождении Отчизны.

Юлиан ТОЛСТОВ

 

 

 

 

Категория: Статьи Юлиана Толстова | Добавил: Tolstov (22.11.2014)
Просмотров: 394 | Теги: Савва Мамонтов, Абрамцево | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2018