Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 20.11.2018, 01:21

Главная » Статьи » Статьи по истории железных дорог России » Ярославское направление

Страна летнего отдыха

Листаешь из любопытства старые справочники: а где все же больше любили отдыхать москвичи, что искали на дачный сезон? Вот навскидку попавшиеся адреса начала ХХ века. «Клязьма, сдается. дача - 8 комнат с мебелью, Пушкинский просек, участок № 52, пять минут ходу от станции, цена на лето 500 рублей». И еще Клязьма, и опять близко от станции, но зато купанье и парк. И уж совсем наповал сразило: « ... хорошие молочные продукты и ягода на месте». Ну как тут удержаться от такого гастрономического соблазна - все рядом и ягода на блюдечке. Были и не совсем обычные: «Желаю снять верх дачи или одну комнату на Мамонтовке. Предпочтительно с обедом». Скромно и солидно - не должен же культурный дачник быть без тарелки горячего борща, какая же это дача?

Перевалив через водораздел, поезд спустился к реке Клязьме. По ее имени получила свое название первая встретившаяся оживленная платформа. Она появилась в 1898 году в связи с активным дачным строительством - вправо от линии в бывшем удельном лесу выросли десятки уютных построек. Позже их объединили в поселок Клязьма, который в 1937 году был официально отнесен к числу дачных с сохранением названия Клязьма.

КЛЯЗЬМА

Наша семья в середине 30-х годов не раз останавливала свой выбор на Клязьме и посему как-то особенно четко отложилась в памяти дачная картинка тех дней. Утро, глава семьи спешно пьет чай на террасе, обжигая губы и посматривая на часы. Затем рывок на станцию, благо недалеко. Купив в киоске возле перрона московскую газету (вот ведь  как оперативно работала «Союзпечать»!), садился, если позволяли условия, в вагон подошедшего дачного поезда и ехал в Москву на службу. Именно так и говорили в 30-х годах прошлого века: на службу, а не на работу. Утром, около девяти часов, на этой же террасе с разноцветными стеклышками начиналось чаепитие детворы с мамой и приезжими родичами. На дачах почему-то всегда было много народу и посему обычно привозилась объемная посуда: жаровни, кастрюли, гусятницы. После чая обмен мнениями с родственииками: что готовить на обед и, главное, на ужин, к приезду отца семейства. Особенно трудным был такой разговор накануне выходного дня, когда ждали гостей. В будние дни, часам к 11-12 подходили местные, с которыми был давний уговор, с ягодами, ходоки с огородной зелениной. Все высыпали смотреть, что принесли в лукошке. Брали все с благодарностью, помимо денег добавляли пару пачек папирос.            

Для детворы дача - это вечные игры и ссадины, а для хозяйки - варка на зиму варенья. Ягоды, что приносили, так хорошо пахнут, сироп пузырится в медном тазике, пенки так ароматны, что никак и не отойдешь, не выпросив пробу. А вечером всей ребятней, нашей и соседской, идем к поезду встречать уставшего хозяина. Встречать следовало обязательно, лучше, если придешь с велосипедом, на раму которого можно взгромоздить привезенную поклажу. Ожидающие сначала видели вдали дымок, дачный поезд шел неспешно и всегда можно было занять привычное место на дощатой платформе. Так заканчивался обычный будний день в Клязьме. Ох уж это памятное лето детства без конца и края!

МАМОНТОВСКАЯ

Поезд наш движется дальше, за окнами бегут, бегут платформы, а названия-то одно живописнее другого. За Мамонтовской поезд круто спускается в долину речушки Уча. На этой реке и стоит платформа Мамонтовская, все с того же памятного1898 года. Она расположена в одном из красивейших мест Ярославской дороги. Крутые лесные берега спускаются к вьющейся по зеленой долине реке; с берегов тут и там открываются красивые виды. Возможно, кто-то и возмутится, что, мол, там давно все вырублено и застроено. Но я, как историк, вижу этот пейзаж в eгo первородстве,  каким он был при постройке железной дороги. Заодно и малоизвестный исторический момент. В войну с Наполеоном, в 1812 году междуречье Клязьма-Уча стало своеобразной нейтральной стороной: французы ведь не сидели только в Москве, их части двигались и на Троицкую лавру, они заняли Тарасовку и остановились, а в Пушкино стояли отряды казаков, готовившихся к обороне. Обошлось все без крови - французы отступили, а казаки кинулись в погоню и не остановились до Парижа.

В старом путеводителе было сказано, что остановочный пункт Мамонтовская - это память о Савве Ивановиче Мамонтове (1841-1918), известном строителе железных дорог, меценате и крупном предпринимателе, пламенном пропагандисте русского национального искусства. Одноименно был назван и населенный пункт -дачный поселок Мамонтовский. Дача Саввы Ивановича стояла на реке Уче. По преданию, именно возле этой дачи и поставили железнодорожную дачную платформу, чтобы Мамонтову было особенно удобно. Но насколько известно, воспользоваться этой любезностью он так и не смог, так как через год, в 1899 году, начался скандальный процесс по обвинению С.И.Мамонтова в несодеянном. Вскоре он был судом оправдан, но разорен и унижен царским правительством. Больше к предпринимательской деятельности он не возвращался, и Московско-Ярославско-Архангельская железная дорога 1 апреля 1900 года перешла в казну.

Юлиан Толстов,

историк-архивист

Категория: Ярославское направление | Добавил: Tolstov (31.05.2015)
Просмотров: 333 | Теги: Клязьма, Мамонтовская, Ярославская железная дорога | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2018