Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 28.05.2018, 06:30

Главная » Статьи » Статьи Юлиана Толстова

Вокзал для... развлечения публики

Ведущий одной из телевизионных викторин задал вроде 6ы простенькии вопрос - где в Москве был первой вокзал? Обратите внимание, что здесь нет слова «железнодорожный». Ответ - на Таганке! Это был так называемый «английский воксал», который никакого отношения к железнодорожному транспорту не имел, но был одним из любимейших для москвичей мест гуляния.

На Таганке много лет числился Большой Вокзальный переулок (ныне Факельный). Напрасно мы будем искать поблизости характерные железнодорожное постройки или хотя бы пути. Назван-то переулок совсем по другому поводу. Прежде, еще в XVll веке, в Лондоне словом «воксал» называли увеселительный сад, нечто вроде нашего парка культуры. В России, как ведомо, многое заимствовали у запада. Об известности в Москве этого слова говорят такие строки Александра Пушкина, написанные им в 1813 году, т.е. задолго до появления в России железных дорог. Пролетело счастья время,

Как любви, не зная бремя,

Я живал да попевал,

Как в театре и на балах,

На гуляньях иль в воксалах...

И все понимали, в каком воксале проводил время этот знаменитый гуляка. Крупнейший московский развлекательный центр (в будущем  Вокзальном переулке) был открыт в 1783 году англичанином Медоксом за Рогожской заставой. На купленном участке предприимчивый британец разбил сад, устроил цветники и выстроил целый развлекательный городок, где выделялось огромное круглое здание - собственно воксал, прекрасно его иллюминировал и стал проводить здесь массовые мероприятия.

В этом красивом летнем театре игрались маленькие комические оперы и одноактные комедии, много танцевали. Вслед за представлением обычно следовал бал или маскарад, а в качестве финала вечера - хороший ужин. 3а вход в воксал платили один рубль, а с ужином - пять, что составляло вполне приличные деньги. По свидетельству современников сюда «стекалось до пяти тысяч человек в вечер и более того». Дело, как видим, было прибыльным - воксал на Таганке процветал до конца XVIII века. На полученную прибыль Медокс смог вместе с компаньоном, князем Урусовым построить на Театральной площади Москвы Петровский театр. После пожара на этом месте (уже другие строители) воздвигли нынешнее здание прославленного Большого театра России. Но начиналось-то все с денег нашего «воксала»!

Не следует думать, что воксал на Таганке был единственным. Более аристократическое заведение с таким наименованием располагалось в Петровском парке, где ныне стадион «Динамо». С появлением первых железных  дорог, огнедышащего, искрящего паровоза, публика не спешила ездить на «самоваре в упряжке». Железнодорожники вынуждены были как-то привечать пассажиров всеми доступными средствами. Неслучайно на станциях стали играть оркестры.

Так и в России, на конечной станции первой, очень небольшой Царскосельской железной дороги, в Павловске был сооружен воксал - концертный зал, где лучшие артисты столицы и заезжие знаменитости (Иоганн Штраус) стали давать концерты.

Посещение Павловских концертов считалось модным для столичной знати. Но в Павловске вокзал был не только концертным залом, но и станцией - отсюда постепенно за словом «вокзал» закрепилось и его современное значение, как крытое здание для пассажиров. И достаточно скоро Высочайшая комиссия для исследования железнодорожного дела в России пришла к следующему выводу, узаконившему вокзальный вопрос: «Право публики, отправляющейся и прибывающей с пассажирским поездом, на помещение под крышей для охранения от непогоды в нашем суровом климате бесспорное. Вследствие неудобств, а нередко и непроездности дорог, пассажир должен выезжать из дома на вокзал с большим запасом времени до отхода нужного ему поезда. В бурю, в метель, осеннюю ночь освещенная железнодорожная станция может служить местом, где можно бы согреться и выждать дневного света, сбившемуся с дороги».

Казенный этот документ, написанный в каком-то лирическом тоне, четко определяет функции и возможности нового для людей элемента железной дороги - ее вокзала. Вскоре музыка перестала звучать над путями - все заглушали гудки паровозов, лязг вагонных сцепок, иные звуки станций. Да и к «чугунке» попривыкли, не страшились.

Юлиан Толстов

Категория: Статьи Юлиана Толстова | Добавил: Tolstov (28.11.2015)
Просмотров: 225 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2018