Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 20.09.2018, 16:15

Главная » Статьи » Статьи Юлиана Толстова

Заметки архивиста

Заметки архивиста

В первом выпуске "ВП" (июль, 1999) говорилось о том, как начиналось пассажирское сообщение на железных дорогах России.

Продолжаем нашу поездку по рельсам прошлого, с ее курьезами, необычностью для нынешнего путника, плотно окруженного благами цивилизации.

Начать с того, что весь путь первых пассажиров по железной дороге строго регламентировался специальным Положением о движении. Здесь, например, было четко указано: "К отьезду по железной дороге не допускаютcя: а) лица в нетрезвом или неприличном виде; б) лица, страдающие припадками падучей болезни, или сумасшедшие; в) охотники с заряженными ружьями и с собаками". Всем же остальным категориям ехать по чугунке не возбранялось. С Богом!

Когда берешь в руки старинные железнодорож ные открытки, невольно обращаешь внимание: какая-то пустота, безлюдье на перроне. Вымерли все что ли? Оказывается, и тут все шло по Положению о движении. Читаем § 58: "По первому звонку пассажиры выходят на галерею (т.е. перрон) и распределяются по вагонам кондукторами, при вагонах находящимися, - соответственно взятым билетам". Вот, оказывается, где собака зарыта! Сиди в зале ожидания, пей чай в буфете, но к путям без команды не приближайся.

В первые годы пассажирского железнодорожного сообщения на вагонах номера не указывались - этот символ крупно выделялся на бляхе проводника. Порядок сей вряд ли был удобен, отсюда суматоха, толчея, особенно в ночное время: хорошо, если проводник крупный, высокий, голос зычный. И только много позднее появились над площадкой вагона кронштейны со съемными крупными номерами.

Уф, наконец все заняли свои места в вагонах, приближается время отправления. Чем же теперь занята поездная бригада? Минуточку, смотрим опять соответствующий параграф. Ага, вот он, § 63: "После второго звонка обер-кондуктор (т.е. начальник поезда) обходит вагоны и ... запирает все двери в вагонах"! Для нашей же безопасности, дабы не выпали на ходу с площадки вагона. Вспомним, кстати, что туалетов в поездах долгое время не было, а кондуктор порой не спешил отпирать для нуждающихся двери вагонов на остановках. И только в 1889 году министр путей сообщения фон Гюббенет возбудил вопрос об отмене запрещения выходить пассажирам во время движения на площадки вагонов и "запирания последних на замки, как меры не соответствующей безопасности в случае пожара в вагонах".

Привычные сегодня каждому из нас слова "железнодорожник", "поезд", "вокзал", некоторые другие привились в России не сразу, да и смысл их был совсем иной, нежели теперь. В солидном словаре Академии Наук России железнодорожниками в 60-70 годах прошлого столетия называли владельцев или держателей акций желез ных дорог. Именно в этом смысле сатирики, поэты тех дней насмешливо употребляли слово "железнодорожник", такой же "банковский" смысл вкладывался в это слово и в обиходе. Лишь много позже, в конце XIX века термин приобрел привычное нам значение: рабочий или служащий железных дорог.

На нашей первой железной дороге поезда именовали более привычным и для всех словами -"обозами", "цепью экипажей", пока не укоренился термин "поезд". Кстати, "поезд" понятие на Руси очень давнее, означавшее, что несколько повозок следуют одна за другой. В Третьяковской галерее хранится известная картина Рябушкина "Свадебный поезд в Москве. XVII в." Запечатлен в живописи и "Царский поезд" - но это не железная дорога, а те же сани цугом. Русские газеты в январе 1837 года писали о пробных поездках по железной дороге между Петербургом и Павловском: "В воскресенье, 3 января, составлен был обоз из 23 повозок. Большая их часть была наполнена пассажирами".

И еще об имевшихся тогда разночтениях в терминах. В литературе того времени возникла забавная путаница: паровозы поначалу именовались ... пароходами, раз он ходит силой пара. Конструкторы первого русского паровоза отец и сын Черепановы называли свое детище "пароходным дилижанцем" или сухопутным пароходом, поскольку речной пароход был уже известен и к этому термину попривыкли.        

Весьма отрадно, что едва появившись, железная дорога оказалась воспетой в музыке. В первую очередь речь идет о чудесной "Попутной песне", музыка Михаила Ивановича Глинки, автор текста известный в то время поэт Нестор Кукольник. Начальные строки этой ставшей классической "Попутной песни" вызывают улыбку у современного слушателя. Посудите сами:

Дым столбом, кипит, дымится пароход

и быстрее, шибче воли, поезд мчится в чистом поле.

Что это? Герой песни пересел с парохода на поезд или пароход вдруг пошел по чистому полю? Нет, называя паровоз пароходом, Кукольник точно употребил технический термин, который тогда был в ходу.

Коль скоро первые рельсы в мире были из железа, то отсюда и железная дорога. Но мягкие железные рельсы быстро изнашивались, поэтому вскоре главная русская Николаевская дорога стала перед проблемой  - или срочно менять все пути или закрывать движение. Сразу потребовалось 10 тысяч тонн новых рельсов. Вот тогда-то на Путиловском  заводе к железной шейке рельса стали приваривать стальные головки. Лишь с появлением мартеновской стали, с 1875 года, русские заводы перешли на соответствующие рельсы. Они на 30-40 процентов дороже железных, но служили вдвое дольше. Кстати, вопрос долговечности рельсовой колеи не снят и в наши дни.

Вот так с конца XIX века прочно утвердилось понятие стальная колея. И это опять-таки от привычного обозного слова колея: наездили колею, глубокая колея. Именно отсюда получили права гражданства узкоколейки, которых в свое время в стране было предостаточно.

 

******

В средствах массовой информации с тревогой сообщалось о появлении в ряде наших южных областей полчищ саранчи, что наползает, налетает со стороны казахских степей, нанося урон всему растущему и зреющему на полях, в садах и огородах. Если вы думаете, что нашествие саранчи, этого извечного бедствия селян, бывает только в теплых краях, то глубоко заблуждаетесь. Поверьте, встречались эти крылатые обжоры и в Подмосковье.

Газета "Рабочая Москва" 26 июня 1927 года довольно спокойно, подавая не как сенсацию, а просто информируя, писала; "Вчера около часа дня над Черкизовом небо затянулось черной тучей, низко спустившейся над крышами фабрик и домов. Казалось, вот-вот польет сильный дождь. Туча спускалась все ниже, наконец, все затемнело. Высыпавшие на улицу черкизовцы увидели необычное зрелище: с севера над крышами зданий неслась густая лавина саранчи, захватившая в длину и ширину огромное пространство. Перелет был недолгим, через 6-8 минут небо очистилось от летящих насекомых. Стая полетела на юго-запад и скрылась от взоров удивленных жителей".

В последующие дни об этом событии ни в Москве, ни в округе в печати больше не упоминалось: то ли саранча была не столь прожорлива, то ли оперативно уничтожена и остатки сгинули в дальних степях. Так что Москва и саранчу, оказывается, повидала.

*** I

Полив московских улиц долгие годы доставлял городским властям массу хлопот. Столичные газеты столетней давности не раз довольно едко поднимали эту тему. Лето 1894 года: "Как только начались жаркие дни, москвичи вновь увидели дворников, поливающих улицы традиционными допотопными лейками. Тонкие струйки воды выводили пестрые узоры на мостовой, но, к сожалению, толку от этого было мало, и на улицах пыль при первом же ветерке поднималась столбом. К счастью, в последующие дни стали перепадать дожди, и дворники не затрудняют себя напрасными упражнениями в искусстве пестрить мостовые, но, надо полагать, настанут красные деньки, а с ними и вечная пыль. Городская управа решила ныне вернуться к пресловутому поливному обозу. В свое время этот обоз, как переходный способ поливки улиц от тяжелых ушатов с водой, разливаемой ковшиком, лейками к водопроводным кранам - ставился в заслугу Думе. Но краны были редкостью и пока, как и встарь, выручают поливные бочки. И снова по улицам Первопрестольной плетутся водовозные клячи с бочками, прибивая на краткий миг пылищу, для того, чтобы она с новой силой поднялась, прежде чем поливальщик успеет доехать до конца своего участка. Как явствует из доклада Управы, улицы Москвы этим летом будут поливать 190 бочек".

Для справки: механическая поливка московских улиц Коммунхозом состоялась впервые в мае 1927 года.

 * * *

К лету готовились не только поливщики улиц, но и почтово-телеграфное ведомство. 2 мая 1894 года сообщалось, что "на текущий летний сезон открываются временные почтово-телеграфные конторы около Москвы в следующих дачных местностях в Петровском парке у дачи Боровского, сельце Богородском, где дача Уткина. Таковые же конторы с 3 мая будут в Селе Останкине и в селе Покровском-Глебове, а также в лагерях на Ходынском поле, в помещениях Окружного штаба".

В связи с предыдущей информацией о дачах в "селе Останкине" следует упомянуть, что этот вопрос был актуален и в советское время. Газета "Рабочая Москва", лето 1927 года. Краткая заметка "Границы Москвы". Читаем: "Селения Шелепиха, Ростокино, Кожухово и Воробьевы Горы по постановлению уездного земского совещания и уисполкома включены в состав Московского уезда. Селения эти не будут входить в пределы гор.Москвы, т.к. жители их в большинстве занимаются крестьянством и не могут быть причислены к горожанам".

И еще там же на эту тему: "Считается ли село Алексеевское московским пригородом или же по- прежнему деревней? Ибо считаясь по-прежнему деревней, Алексеевское избегает целого ряда городских налогов, но в то же время, примыкая к Москве, стоит вне тех работ по благоустройству, что проводятся в городах и многого другого".

Вот ведь какой простор для раздумий о московокой истории с географией!

* * *

И в заключение нельзя упустить еще один очень летний штрих. 25 мая 1896 года: "Правление Трехгорного пивоваренного товарищества в Москве сим извещает, что поступило в продажу пиво "Пшеничное", приготовленное из лучшего пшеничного солода. Цена для г.г. торговцев 1 руб. 30 коп. за ведро (20 бутылок)".

А в минувшем июле в Лужниках прошел большой праздник пива. Интересно, была ли там марка "Пшеничного"? Завод-то замечательный! До сих пор.

Категория: Статьи Юлиана Толстова | Добавил: Tolstov (17.04.2014)
Просмотров: 303 | Теги: железная дорога | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2018