Раздумья у Белорусского вокзала
Памяти Юлиана Толстова
Каталог статей
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Приветствую Вас, Гость · RSS 24.01.2019, 15:45

Главная » Статьи » Статьи Юлиана Толстова

Замужних в должность не брать

Во всем был виноват американский профессор физиологии Александр Белл. Работая над аппаратом по облегчению участи глухих, он много экспериментировал с мембраной и в 1876 году запатентовал дивное устройство, с помощью которого оказалось можно разговаривать на расстоянии. Это был первый телефон! Профессор оказался человеком предприимчивым и тут же организовал телефонную компанию под своим именем.

Новинка довольно быстро зашагала по планете. И уже в июле 1882 года, спустя всего 6 лет после изобретения, в Москве раздался первый звонок невиданного аппарата. Важно помнить, что первые телефоны существенно отличались от современных: микрофон и наушник (телефон) были единым устройством. Поэтому после сказанной фразы трубку-раструб тотчас следовало приставить к уху, чтобы услышать голос далекого собеседника. Чаще всего об этом забывали и у первых телефонов вывешивали табличку: « Не слушайте ртом и не говорите ухом!» Вот ведь как непросто было научиться пользоваться такой техникой.

Современники не раз живописали невероятные сценки тех разговоров, когда абонент в ярости не знал куда при ставлять в нужный момент эту хрипящую трубку, чтобы переговорить с собеседником, ловя обрывки фраз и догадываясь о состоянии своего партнера. В старых кинофильмах это всегда был выигрышный комичный эпизод: сценки разговора по такому телефону обычно вызывали невероятный хохот у кинозрителей.

Первая телефонная станция фирмы Белл на 750 номеров была оборудована в Москве, на Кузнецком мосту, на пятом этаже громадного дома Попова.

Московская печать на первых полосах газет поместила список имен всех первых 26 столичных абонентов и номера их телефонов. Позволить себе установку телефона могли лишь люди состоятельные: годовая плата для частных лиц составляла 250 рублей серебром и 125 для учреждений (мешок картошки, например, стоил рубль; буханка черного хлеба - 2 копейки)

С появлением нового вида связи небо Москвы постепенно становилось в полосочку от множества проводов, а телеграфные столбы были невероятными сгустками этих плетей. Связано это было с тем, что вначале система была такова: один абонент - один провод. Многие домовладельцы не разрешали жильцам установку телефонов. Чтобы провести несколько линий, следовало изрешетить всю крышу и фасад. Отсюда постоянные протечки и жалобы соседей.

После опубликования первых списков абонентов мноrие зажиточные люди, владельцы собственных особняков поспешили в телефонную контору, чтобы получить свободный номер. Это становилось престижным: газеты сообщали о новых абонентах.

Вначале дозволялось говорить по телефону от восьми часов утра и до десяти вечера. Беспокоить людей с утра, трезвонить чужим считалось неприличным. А в 10 часов вечера надобно ложиться спать и не трещать по проводам. И еще, в грозу говорить не рекомендовалось  «можно завлечь молнию в дом, поберегитесь»! Опять все не просто с этой техникой, не знаешь от чего и помрешь. Тем не менее, телефон все прочнее входил в повседневную жизнь москвичей. В связи с ростом числа абонентов компании Белла пришлось добавлять соответствующее оборудование и переехать в соседний дом № 14 по Кузнецкому мосту в более просторное помещение. Ее «воздушно-столбовые линии» прошагали не только через Красную площадь в купеческое Замоскворечье, но и соединили деловые кварталы Китай-города, Сретенки, Солянки, конторы и магазины Тверской и Петровки.

А что же телефонистки, легендарные «телефонные барышни», без которых долгие годы станции связи просто не могли обойтись. Это была чисто женская работа, куда вначале особенно охотно шли московские барышни. Но в начале ХХ века на телефонных станциях при приеме на работу стали предъявлять очень жесткое условие: телефонистки были обязаны быть незамужними!

Администрация предупреждала каждую принятую на работу девушку, что как только она обзаведется супругом - тотчас получит расчет! Прежние специалисты полагали, что у замужней женщины неминуемо портится характер, и она не сможет с должным рвением и усердием работать.

Условия же работы на коммутаторах все усложнялись. Телефонистке приходилось громко выкрикивать номер вызываемого абонента другого коммутатора, чтобы услышала ее подруга, владелица спрашиваемого номера, та тоже кричала, чтобы удостовериться, что правильно поняла. После этого первая телефонистка должна была сообщить абоненту, что его просьба уважена ...

В оживленное время дня станция буквально гудела от звонких девичьих голосов. Именно такую картину нарисовал А.П. Чехов в 1886 году в своем фельетоне. Работая над этой темой, Чехов был ошеломлен, что платили девушкам 13, копеек в час и что они работали по 200 часов в месяц. Ассы коммутатора выполняли более 170 вызовов в час, тратя на соединение меньше 8 секунд - отсюда нервное перенапряжение и срывы.

В 1902 году заканчивался контракт с фирмой Белла. Министерство внутренних дел назначило торги на получение права дальнейшей эксплуатации телефонной связи в  Москве. Торги были анонимные, как на архитектурном конкурсе - известен только был девиз соискателя. После вскрытия конвертов оказалось, что помимо Московской городской Думы в торгах участвовали многие иностранные компании, в том числе из Америки и Шведско-Датско-Русское телефонное акционерное общество. Оно и предложило самые лучшие условия и наименьшую плату за телефон - 79 рублей. Результаты торгов вскоре были утверждены сначала в Министерстве почт и телеграфов, а потом и в МВД. Именно с этим обществом с тройным названием и был заключен новый контракт на 18 лет - до 1919 года! Правда, до этого срока компания не дожила.

Выполняя условия контракта, шведы приступили к коренной реконструкции всего телефонного хозяйства Москвы. Первым делом шведская фирма «Эриксон» принялась за постройку здания телефонной станции, крупнейшей в Европе - 60 тыс. номеров. Площадку выделили в центре города, улица Мархлевского, у Мясницкой (ныне это Милютинский переулок). За короткий срок было возведено здание из несгораемых материалов с башенкой.

Его оснастили самой совершенной техникой того времени. Это здание сохранило свою «профориентацию» до сих пор - здесь по-прежнему Центральная телефонная станция. Любопытная деталь: мимо этого здания спокойно не пройдешь. На его фасаде высечены крупные барельефы - улыбающаяся тефонистка и весьма рассерженный абонент. Прямо скажем, скандинавам в юморе не откажешь. Как было бы замечательно, если наши архитекторы станут чаще вспоминать подобную традицию - украшать город не помпезными монументами, но малой пластикой.

Московская станция превзошла по совершенству оборудования самую передовую станцию мира в Стокгольме - для нее изготавливалось оборудование на знаменитой фирме «Эриксон». Да и не только тонкое оборудование  было выполнено отменно - бетонные трубы подземных коммуникаций с телефонными кабелями служат исправно до сих пор. На шестом этаже массивного комплекса разместили аппаратный зал для коммутаторов на 22500 номеров.

Набором женского персонала для этой станции ведала лично супруга президента шведской фирмы госпожа Нильсен. Она подолгу беседовала с каждой кандидаткой, пила с ней чай и обсуждала разные темы. Телефонистка непременно должна быть одинокой, хорошо воспитанной, с приличными манерами, прекрасной дикцией, звучным голосом. Помимо этого предъявлялись и другие требования. Рост - не ниже 155 см, но важнее – размах рук не менее 154 сантиметров. Только такие данные, считали шведы, позволят барышням быстро обслужить коммутаторы «Мюльтипль», дотягиваясь штепселем до любой из ячеек на огромных панелях.

Интересная деталь. Незадолго до открытия самой совершенной станции шведский король подарил императору Николаю II телефонный аппарат фирмы  «Эриксон» особой отделки.

В далеком 1912 году в Москве появились первые телефоны. Начинание принесло уйму проблем. Вот что писала по этому поводу газета «Раннее утро»: «в городскую управу явились некие предприниматели, предложившие поставить на бульварах киоски с телефонами-автоматами. Хотя аппараты и автоматические, но к ним, как оказывается, необходимо приставить сторожей. Иначе ежедневно аппараты будут исчезать. В этом уже убедилось Телефонное общество при установке своих аппаратов на вокзалах. Теперь аппараты приковываются цепью. Общество вошло в соглашение со сторожами о наблюдении за телефонными будками ... ».

До революции успели установить в Москве 53 таксофона. Одну из первых в социалистической Москве телефонных будок выполнили очень оригинально. Ее сделали в виде огромного телефонного аппарата, новшество оказалось неудобным и весьма дорогим.

В тридцатые годы, после ввода в действие первых автоматических телефонных станций, поменялся внешний вид «аппаратов «Белла»: корпуса телефонов украсили столь знакомые всем диски номеронабирателя. В дырочках дисков проглядывапи цифры, а на центральном кружке изображались буквы от А до К - номера тогда были смешанными буквенно-цифровыми. С 80-х годов архаизмом стали и сами телефонные диски - на их месте появились кнопки. Ныне все большее пространство завоевывают мобильники. А завтра мы, наверняка, станем свидетелями иной ступени техники связи. Но не забудем и про телефонных барышень, что прошли первые шаги телефонной эры.

Юлиан Толстов

Категория: Статьи Юлиана Толстова | Добавил: Tolstov (15.03.2014)
Просмотров: 442 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2019